Путешествие в империю инков в двадцать первом веке (2003 г.)

 

  В человеческой истории события 15 и 16 веков были очень интересными. Тогда, набравшие силу европейцы, сделали гигантский исторический рывок и осуществили глобальную экспансию по планете. Огромный вклад в этот процесс внесла Испания. 
  На мой взгляд, самые грандиозные по масштабу и драматизму события, связанные с этой экспансией, тогда произошли на Американском континенте. В 1492 году Колумб открыл Америку, и после этого всего за сорок лет испанцы осуществили стремительную колонизацию гигантской территории, повергнув в прах самобытные государства ацтеков и инков. Колоссальная по объему работа была проделана за очень короткое время, поразительно малым количеством людей и в исключительно трудных условиях.

  Возникшая в глубине Южно-Американских Анд империя инков набирала силу. Ее территория была огромной. Это было единственное централизованное государство в Новом свете. Чего могла бы добиться цивилизация инков, не столкнись она с европейцами? Этот вопрос возникает, если воочию видишь созданные инками Саксайуаман и Мачу-Пикчу. Тридцать лет назад мне предложили на выбор одну из двух книг, выпущенных Национальным Географическим обществом США. Они назывались “Аляска" и "Эти невероятные инки». Я предпочел взять себе "Аляску". В то время я работал в старательской артели «Лена», где председателем был Вадим Иванович Туманов, и мы добывали золото в Бодайбо. Воспетая Джеком Лондоном Аляска с Юконом, Белой Лошадью и Доусоном, тогда была мне ближе, чем империя инков. Но в памяти с тех пор, тем не менее, запечатлелись картины Мачу-Пикчу и Саксайуамана, которые я увидел в «Этих невероятных инках». 
  Прошли годы. В октябре 2003 года мне довелось-таки поехать в места, где когда-то правили инки. Подвигло меня к этому то, что мы с друзьями годом раньше весьма успешно сходили на Килиманджаро в 2002 году. После Килиманджаро индивидуальная поездка в далекую Южную Америку уже не казалась нереальной. Постепенно определился план путешествия. В него вошли несколько мест в Эквадоре и Перу: вулкан Чимборасо, Куско, "Тропа инков", Мачу-Пикчу, озеро Титикака, Колкинский каньон и пустыня Наска. Все эти места в прошлом находились как раз на территории империи инков. 
  Рано утром пятого октября лайнер ДС-11 «Мать Тереза», летящий по маршруту Амстердам-Кито, делает вторую промежуточную посадку в эквадорском порту Гуаякиле. Аэропорт Симона Боливара. В самолете устраивают уборку. Стоянка затягивается. В Кито туман, и мы ждем погоду. Командир весело сообщает, что туман может разойтись через пять минут, а может - через пятьдесят пять. Лету до Кито всего полчаса. В Москве уже половина пятого вечера. Наконец, в 8.33 самолет покатился на взлет. За окном видны люди в белом, белые машины, белые домики. Много небольших ангаров и маленьких самолетов. Короткий разбег, взлет, и земля сразу же скрывается в плотном тумане. 
  Быстро набираем высоту и поднимаемся над облаками. Мое место справа у окна, и мне хорошо видны легко узнаваемые макушки вулканов Чимборасо и Котопакси, которые возвышаются над облаками. Вскоре сплошная белая пелена распадается на отдельные облака и в разрывах между ними видны горы. Полчаса полета, и самолет начинает снижаться. Кито находится на большой высоте, и времени на снижение уходит мало. Делаем разворот над Пичинчей и приземляемся прямо в город. Аэропорт со всех сторон окружен городскими кварталами.

 

  Панорама Кито

 

  Кито расположен чуть южнее экватора в межгорной долине на высоте более 3500 метров и занимает большую территорию. На западе город высоко накатывается своими домами на крутые склоны горного массива с доминирующим в нем вулканом Пичинча.

  Гора Пичинча

 

  В Кито мало светофоров и дорожных знаков. Улицы в основном узкие с односторонним движением. Подъезжая к очередному перекрестку, водители энергично сигналят на все лады. Таким образом, они умудряются не просто предупредить о своем приближении, но и эмоционально выразить свое отношение к поведению других водителей. Там, где есть светофоры и где машины останавливаются, индейские женщины продают фрукты. У некоторых за спиной видны головы детей. Мой новый знакомый Александр Анатольевич замечает, что никогда не видел, чтобы эти дети плакали. 
  Погода в день прилета была переменная. То сухо, то дождь. Днем случился сильнейший град, который сплошным ковром покрыл землю. 
  Кито находится рядом с экватором. Экватор здесь даже обозначен линией на земле. Вернее, конкретно в Кито есть два экватора, каждый из которых обозначен своей линией! Между ними буквально сотня метров. Одна - это официальный экватор, а другая – неофициальный.

  Официальный экватор

 

  Положение официального экватора было определено французскими учеными в 18 веке. Здесь установлен довольно большой монумент. На лифте или пешком можно подняться на смотровую площадку монумента и посмотреть на окрестности сверху. 
  Как возник неофициальный экватор, я не знаю. Никаких ссылок на ученых по поводу его нет. Вместо этого там, в доказательство своей правоты, показывают два эксперимента. Первое доказательство - вода на линии экватора, выливаясь из ванночки через отверстие в днище, не образует воронки. Буквально в паре метров от линии экватора сливающаяся вода образует водоворот. При этом в северном полушарии вода закручивается против часовой стрелки. А в южном - по часовой стрелке. Девушка-гид объясняет, что причиной образования водоворота является сила Кориолиса. На экваторе она равна нулю, и вода сливается из ванны, не закручиваясь в воронку. А буквально чуть в сторону от экватора сила Кориолиса уже работает, но в каждом полушарии разнонаправлено, и поэтому там вода образует разнонаправленное вращение. Вот и все доказательство.

  Александр Анатольевич на неофициальном экваторе

 

  В другом эксперименте (на ту же Кориолисову тему) сырое яйцо устанавливается тупым концом на шляпку гвоздя, вбитого на линии экватора. Яйцо стоит совершенно спокойно и не падает с гвоздя. 
  Вокруг неофициального экватора расположен небольшой музей под открытым небом. Здесь можно увидеть жилище индейской семьи, шкуры животных, тсантсу, а если повезет, то и живого колибри. В конце экскурсии по этому музею вам позволят покормить лам. 
  Из Кито мой путь лежит на юг в сторону Амбато. От Кито до Амбато около 120 километров. Дорога проходит между вулканами Котопакси и Илиниса. Увидеть их не удалось. Оба вулкана были закрыты плотными облаками. 
  Под Амбато состоялось одно из сражений между армиями братьев Атауальпы и Хуаскара, боровшихся за престол после смерти их отца – инки Хуауна. Это было в то время, когда испанский меч уже был занесен над империей. В сражении под Амбато победили воины Атауальпы. После битвы Атауальпа распорядился оставить трупы поверженных врагов на поле битвы не погребенными. По свидетельству испанских источников шестнадцатого века погибших в том бою было не менее 15 тысяч. 
  За Амбато поворачиваем с основной дороги направо и начинаем круто забираться вверх, в сторону Чимборасо. От Амбато до приюта Карелл около тридцати километров. Движение по этой дороге редкое. Населенных пунктов не видно. Изредка встречаются крестьяне идущие по обочине. Несмотря на значительную высоту, на склонах много возделанных участков земли. Уже с половины дороги обнаруживаем, что вся вершина Чимборасо закрыта плотной темной тучей. Вскоре мы въезжаем в нее. Льет дождь. Сворачиваем с шоссе налево на грунтовую дорогу. Здесь нас встречает плакат, на котором изображена сама гора Чимборасо и надпись на испанском языке: "Добро пожаловать на Чимборасо". Отсюда едем еще минут двадцать вверх по проложенной бульдозером дороге внутрь мрачной тучи. Дождь усиливается, и вместе с ним идет снег. Видимости нет. Временами по краям дороги, совсем близко видны бикунии - грациозные южноамериканские антилопы. Мы едем по территории их заповедника. В полной темноте, под обильным снегопадом подъезжаем к одинокому дому. Это приют Карелл. Тут автомобильная дорога заканчивается. Дальше предстоит идти пешком. 
  Разбираю свои вещи. Стараюсь оставить максимальное их количество в машине. Но все равно в рюкзаке остается много груза. Как ни спешили, а сборы заняли около часа. Наконец, выступаем. Густо валит снег. Под этим снегопадом идем вверх по довольно крутому склону. Мои ботинки быстро промокли. Через час, похожие на снеговиков, мы оказываемся около едва видного в темноте дома. Этот домик называется лагерь Вхымпер. Здесь мы уже выше Эвереста почти на километр. От центра Земли.

  В лагере Вхымпер

 

  Заходим внутрь и зажигаем свечи. Дом двухэтажный. Внизу - столовая и кухня. Тут пусто. Слева от входа в столовой находится яма и в ней нечто, похожее на камин. Рядом у камина на лавке можно сидеть или лежать. Мои гиды Артуро и Франклин занялись ужином. Уже половина девятого ночи. На экваторе ночь наступает сразу после 18 часов. Забираюсь на второй этаж и там, в пустой комнате укладываюсь на нижние нары. Надо обязательно отключится хоть ненадолго, но не могу. Спальника у меня нет. Лежать на голых нарах неудобно и холодно. Каждый час выхожу наружу. Но там изменений погоды нет. Снег продолжает густо валить. На земле глубокие мокрые сугробы. Моя обувь, мягко говоря, не рассчитана на такую погоду. Ботинки мокрые насквозь. После нескольких часов ожидания становится ясно, что дальше ждать бессмысленно. Конца снегопада не видно. День пропал, а резерва времени у меня нет. Впрочем, я понимаю, что даже если бы снегопад внезапно прекратился, и было достаточно времени, все равно подняться на вершину по таким сугробам мне в своих башмаках не удастся. Первый пункт поездки – восхождение на вершину Чимборасо, остался невыполненным. Возвращаемся в Кито. Десятого октября я прощаюсь с Михаилом Ивановичем и Александром Анатольевичем, и в четверть девятого вечера мой самолет отрывается от взлетно-посадочной полосы аэропорта Кито. В столице Перу, в Лиме мы приземляемся в 23 часа. А утром следующего дня я улетаю в столицу империи инков – в город Куско.

 В русском варианте название инкского государства приблизительно звучит как Тахиантинсуи и означает "Четыре четверти мира". Империя простиралась с севера на юг на 4000 километров от Колумбии до середины Чили. Тропы соединяли Куско со всеми уголками империи. Протяженность главных троп была более 20000 километров. Четыре основные дороги соединялись в столице государства - в Куско. 
  Как и многие люди, я полагал, что инки – это некий исчезнувший народ. Перед поездкой я обнаружил в литературе, что слово «инка» означает просто титул правителя государства, который впервые был использован шестым царем правящей династии - Рокой. Мой гид на Титикака - Анхелика, происходящая из индейского народа аймара, также уверяла меня, что слово «инка» обозначало царский титул и применялось только к главе страны. Население же были просто индейцами различных племен. Предки тех, кто живет на этой территории сейчас. Правда, мне попалась также версия, что под инками подразумевалась вся царская родня или даже некий высший класс. В общем, дело темное. И это несмотря на то, что государство инков существовало относительно недавно, всего каких-то пять столетий назад. Объяснение этому феномену весьма простое. В государстве инков не было письменности. Не успели еще изобрести. И поэтому никаких письменных свидетельств эпоха инков не оставила. Устные легенды о божественном происхождении инков не проясняют ситуацию. У индейцев, правда, был примитивный способ фиксирования и передачи информации – узелковое письмо (кипу), при котором, в качестве некоторых знаков использовались узелки на веревочках разного цвета. Однако этот способ информационного обмена имел в основном административное и хозяйственное значение и не был письменным аналогом устной речи. 
  Тем не менее, инки создали большое централизованное государство. Это была очень самобытная цивилизация, только-только начинающая свой путь. Она еще не знала колеса и не имела металлических орудий. В ней не было также живописи и скульптуры. И, потому кажется невероятным, что инки, с их очень низким уровнем развития, смогли создать такие огромные и сложные строительные объекты как Мачу Пикчу и Саксайуаман. 
  В империи инков не было товарно-денежных отношений. Золото и серебро играли ритуальную и статусную роль. Эти драгоценные металлы находились только в храмах и дворцах у знати. Воровства золота и серебра не было (как и вообще всякого воровства), так как это не имело никакого смысла. Ничего сделать с украденными золотыми и серебряными изделиями было нельзя. В инкском государстве был примитивный коммунизм. Люди не имели ничего своего. Еду и одежду индейцы получали по распределительной системе. В стране не было тюрем, потому что моральное состояние людей было безупречным. Они не испытывали никакого постороннего влияния. Никакие социальные перемещения были невозможны. Жизнь была полностью упорядочена. 
  История инков - это, в соответствии с невнятной достоверности преданиями, история жизни 20 правителей одной индейской династии с 1200 (условно) по 1572 год. Эту историю можно подразделить на три периода. 
  Первый период - это время становления кускинского царства. Он начинается с правления Манко Капака - легендарного основателя династии, где-то в районе 1200 года и продолжается до окончания правления восьмого по счету царя - инки Виракочи, умершего около 1438 года. Оценить степень достоверности информации о первых восьми царях невозможно. 
  Второй период - имперская эпоха, эпоха завоеваний в истории династии инков – длится около ста лет, с 1438 по 1533 годы. Создателями империи были девятый, десятый и одиннадцатый инки. Удивительно, но именно за это небольшое время стараниями трех инков - Пачакути (1438-1471), Тупа (1471-1493) и Хуауна (1493-1527) территория небольшого индейского государства со столицей в Куско разрослась в десятки раз и простерлась на 4000 километров с юга на север. Это больше, чем расстояние от Москвы до Красноярска! При этом надо учесть, что завоеванная территория была не плоской равниной, а представляла собой труднопроходимую горную систему. С 1527 по 1533 годы империя уже не прирастала, так как шла война за трон между братьями Хуаскаром и Атауальпой. Каждый из них успел таки немного поправить империей. 
  Третий период начинается с момента завоевания империи испанцами. Эпоха империи инков к этому моменту заканчивается, но еще не заканчивается история самих инков. Уже при испанцах в Перу с 1533 по 1572 год было еще 7 инков. Трое из них служили испанцам, помогая им управлять страной через сохранившуюся индейскую администрацию, а четверо вели борьбу с испанцами с территории Вилкабамбы, небольшого района, расположенного к северу от Куско. Это затухающее сопротивление просуществовало менее сорока лет. 
  Территория кускинского царства была населена преимущественно индейским народом кечуа, хотя по одной из легенд сам основатель династии инков Манко Капак появился значительно южнее Куско, среди народа аймара, живущего вокруг озера Титикака. 
  Никто из моих гидов и на Титикака, и в Арекипе, и в Наска, и в Лиме ничего хорошего об инках не говорил. Все считали их завоевателями и подчеркивали глубокие доинкские корни культуры местного населения. Задолго до образования империи инков в различных районах Анд существовали примитивные локальные индейские культуры чанкай, мочика, чиму, чанкас, наска, кильке, маркавалья и другие. Инкское государство ничего принципиально нового в культуру народов этой части Южной Америки, по-видимому, не внесло. Прорыв состоял в том, что инки создали большое государство. Они были хорошими администраторами и удачливыми завоевателями. А вот создание крупного централизованного государства открывало принципиально новые возможности для развития южноамериканской цивилизации за счет концентрации сил и средств. Однако этому не суждено было осуществиться по причинам внешнего характера. 
  Инкам фатально не повезло. В начале шестнадцатого века на естественный ход развития инкского государства стремительно накатился процесс колонизации Америки европейцами. Столкнувшись с более мощной цивилизацией, уникальная империя инков погибла. Такая вот случилась с ней неприятная историческая коллизия! 
  Как раз в то время, когда инки, ничего не опасаясь, успешно расширяли свои владения, набравшая силу католическая Испания, победив в многовековой борьбе мавров, стала главной движущей силой по распространению христианства и европейской цивилизации на планете. Это была эпоха великих событий и великих деятелей! В 1492 году Колумб открыл Америку. В 1519 году Кортес уже захватил столицу государства ацтеков - Мехико и пленил Монтесуму. А в 1533 году в Южной Америке Франциско Писарро уничтожил империю инков. Это были грандиозные деяния, и они были совершены небольшим количеством людей на громадной территории, в очень короткое время, мизерными средствами и в жутких условиях. Ничего толком не зная о материке, без карт, без дорог, без связи, без самолетов, теплоходов и машин! Семь веков религиозной войны с маврами, по-видимому, выковали в Испании настоящих суперменов. Надо еще иметь в виду, что для испанцев индейцы были просто некоей разновидностью мавров, нехристиан, которых надо крестить и подчинить испанской короне. То есть, освобождение Испании от мавров и колонизация новых территорий были единым процессом христианизации мира и расширения испанских владений. 
  Первый раз Писарро контактировал с инкскими чиновниками во время своего второго похода в 1526 - 1527 годах, когда он обследовал побережье Эквадора и северной части Перу. Этот скоротечный контакт имел далеко идущие последствия для империи инков. В ней начались эпидемии, которые буквально косили индейцев, не имевших соответствующего природного иммунитета. От болезни в северной столице империи - в Кито умер и правящий инка Хуауна. Перед смертью он назначил своим преемником старшего сына Хуаскара, который был в это время в Куско. Однако, другой его сын – Атауальпа, не подчинился воле отца. В империи началась кровопролитная гражданская война между братьями, подорвавшая мощь государства. Решающая битва состоялась в долине Апуримака. Есть сведения, что тогда погибло более 150 000 человек. В этой битве Хуаскар был захвачен в плен и затем убит. Армия Атауальпы направилась в Куско и захватила его. Три других брата Атауальпы тогда смогли сбежать из Куско. Среди них был Манко - будущий инка. 
  В 1533 году, во время своего уже третьего похода на юг, когда империя инков была ослаблена гражданской войной и эпидемиями, почти шестидесятилетний Франциско Писарро, назначенный испанским королем Карлом 1 (который, после смерти императора Максимилиана 1 в 1519 году, стал по совместительству главой Священной Римской империи Карлом Пятым) губернатором новых, еще не завоеванных земель, разрушил империю инков. Главное событие этой истории случилось в Кахамарке, где произошла первая встреча Писарро и Атауальпы и где инка, неожиданно для него, был захвачен в плен. Тогда в отряде Писарро было всего 167 человек, в том числе 62 кавалериста (включая самого Писарро), 105 пехотинцев и священник. Атауальпа же имел целую армию, численность которой по разным оценкам составляла от 30000 до 80000 солдат. Колоссальная разница в силах! Атауальпа хорошо знал, что испанцев мало, он не боялся их, его скорее разбирало любопытство, ему очень хотелось посмотреть на этих диковинных белых людей, появившихся неведомо откуда. Это любопытство погубило и его самого, и его государство. 
  Писарро понимал, что в лобовом сражении с армией Атауальпы, у него нет шансов победить. Слишком неравны были силы. Поэтому он решил пойти на хитрость. Он пригласил Атауальпу, стоявшему лагерем недалеко от города, на встречу в Кахамарку. И на торжественной встрече испанцы, без особых церемоний просто взяли и схватили Атауальпу. Совершенно неожиданно для индейцев. Этот неожиданный захват вызвал шок и панику в стане индейцев. Они не знали, что делать, были дезорганизованы, растеряны и потеряли всякую способность сопротивляться. Воспользовавшись этим, испанцы еще и напали на индейцев. Это нападение было своего рода нервным срывом у испанцев, потому, что они жутко боялись сражаться с армией Атауальпы. Но, повергнутые в шок индейцы даже не сопротивлялись! Они просто в панике бежали от испанцев, потеряв до 8 тысяч человек убитыми. Конечно, это совсем немного. Военная мощь инкского государства из-за этих потерь не была сломлена. Плохо были иное. В Кахамарке инка внезапно оказался в руках противника! Став невольником, он по-прежнему являлся правителем империи. К такой ситуации империя не была готова и не могла организовать сопротивление захватчикам. Заменить плененного инку и восстановить нормальное управление страной индейцы не могли. Это не было предусмотрено правилами престолонаследования. А дальше все было просто. Испанцы диктовали Атауальпе то, что хотели, тот озвучивал эти распоряжения своим подданным, а подданные покорно исполняли эти пагубные приказы! Ослушаться Атауальпу они не могли. Он ведь был их инкой! Это была катастрофа. Подчинение индейцев испанской короне осуществлялось руками самого инки! 
  В столкновении при Кахамарке у испанцев потерь не было вовсе. Только Франциско Писарро получил незначительную царапину. 
  Писарро решил выжать максимум из пленения Атауальпы. По распоряжению инки индейцы собирали золотые и серебряные изделия со всей империи и отдавали их испанцам. Собрать золото было несложно, потому что золота было не так уж много и потому, что у простого населения драгоценностей не было вовсе. После того как испанцы вполне овладели ситуацией, они предали Атауальпу суду. Ему не было места в новом миропорядке. Атауальпу обвинили в различных преступлениях, в том числе в убийстве своего брата - законного инки Хуаскара, и в заговоре против испанцев. Тринадцатый инка Атауальпа был казнен на центральной площади Кахамарки летом 1533 года. Желая избежать сожжения, которое лишало бы его мумификации и, согласно верованиям индейцев, загробной жизни, Атауальпа перед казнью принял крещение и выбрал себе при крещении имя своего победителя - Франциско. Способом казни была популярная тогда гаррота - удушение привязанным к столбу жертвы железным обручем. 
  Любопытно, что на первых порах индейцы считали, что Писарро – это легендарный Виракоча, индейский Бог-Спаситель – сын их главного божества Пачакамы. В верованиях индейцев Виракоча имел человеческий облик и существовал в образе старика с белой кожей. Сотворив людей и научив их жить, Виракоча покинул их, уйдя куда-то за океан. Индейцы верили, что он обязательно вернется в трудные времена. Писарро появился, когда в империи случились эпидемии и шла гражданская война. Времена были тяжелые. Почти шестидесятилетний Писарро внешне соответствовал легендарному облику Виракочи. Белый старик с белой бородой. В общем, так или иначе, но многие индейцы вначале принимали Писарро за Виракочу и активно поддержали испанцев. Это очень помогло Писарро. 
  Франциско Писарро был, несомненно, незаурядным человеком. Есть такая легенда, что во время его второго путешествия вдоль побережья Южной Америки в 1526-27 годах, губернатор Панамы, разуверившийся в успехе экспедиции, приказал Писарро возвращаться назад в Панаму. Однако целеустремленный Писарро отказался подчиниться воле губернатора. Собрав измученных длительными лишениями людей, он мечом провел линию на песке и произнес, показывая на юг: ”Там нас ждут тяжелый труд, голод, болезни и может быть смерть. Но именно там у нас есть шанс прославиться и разбогатеть”. Сказав это, он первым перешагнул линию. И часть людей последовала за ним! Вот такими были эти люди, которые смогли добраться до империи инков и победили ее. 
  Уже в 1534 году испанцы, в основном, подавили организованное сопротивление индейцев, и в 1535 году Писарро основал на берегу Тихого океана новую столицу завоеванных территорий - нынешнюю Лиму. 
  В 1569 году в Перу прибыл Франциско де Толедо, назначенный сюда вице-королем. Ему была предоставлена абсолютная власть для наведения порядка в Перу. Одной из его основных целей была ликвидация остатков индейского сопротивления и уничтожение инкской династии как таковой. В 1572 году последний инка Тупа Амару был захвачен в джунглях Амазонии и обезглавлен на главной площади Куско. Это случилось спустя 39 лет после казни Атауальпы.

  Панорама Куско и Пласа де Армас

 

  Перелет из Лимы в столицу империи инков город Куско длится менее часа. Вскоре после взлета, пролетев мимо снежных вершин кордильеры Вилкабамбы, самолет начинает снижаться и, сделав разворот над городом, садится. Патриархальный Куско расположен в долине Ватанай, на высоте более 3000 метров. Почти безлесные, коричневатого цвета склоны окружают город с трех сторон. Красные, черепичные крыши, и архитектура города, без заметных признаков новостроек, придают Куско вид гигантской декорации старого колониального латиноамериканского города. Гигантская надпись на склоне горы возвещает: “Viva el Peru glorioso” - Да здравствует славное Перу. 
  Слово Куско означает «пуп Мира». Первоначальное наименование города – Акахама. На языке индейцев аймара это значит "обещанная земля". Вроде бы, по мнению большинства перуанских историков, начало строительства Куско относится к 12 столетию. Некоторые исследователи считают, что это произошло немного раньше - в 9 - 10 веках. 
  Как и каждый город в Перу, Куско имеет свой гимн, флаг и герб. День Куско - 24 июня. Флагом Куско является флаг империи Инков - радуга. Почему-то именно этот флаг взят на вооружение организацией людей нетрадиционной сексуальной ориентации. Флаг Перу красно-бело-красного цвета - символ фламинго. Оба эти флага красуются на центральной площади города перед собором. 
  Как это принято в перуанских городах, центральная площадь Куско именуется "Площадь оружия" - "Пласа де Армас". Это место было центральной площадью города и при инках, и вообще центром империи инков. Правда, во времена инков центральная площадь была больше. Испанцы разделили единую площадь кварталом домов на две. У инков нынешняя "Пласа де Армас" называлась "Вакайпата" - площадь скорби. Другая часть площади называлась площадь веселья - "Кусипата". И в наши дни предназначение площади Кусипата сохранилось. Здесь в уютном сквере перед муниципалитетом играют оркестры, устраиваются концерты, танцы.

  Кафедральный собор в Куско

 

  Напротив сквера на площади Веселья находится здание (сейчас там музей), где в 1539 году родился Гарсильясо де ла Вега - первый, имевший местные корни человек, который описал историю, жизнь и обычаи инкского государства и его жителей в соответствии с преданиями, услышанными им в детстве от индейских родственников. Его мать - Чимпа Оэльо, была внучкой инки Тупа (Тупак Юпанки). Отцом Гарсильясо был испанец. Гарсильясо в ранней молодости уехал в Европу, где провел 40 лет. Там же он написал свои воспоминания. 
  На Пласа де Армас расположены кафедральный собор, церковь "Ла Компанья", порталы старых двухэтажных зданий. Кафедральный собор начали строить в 1560 году, через 27 лет после казни Атауальпы. Строительство продолжалось 94 года. Собор считается одним из красивейших во всей Южной Америке. В инкское время на его месте находился дом инки Виракочи - последнего правителя государства в доимперский период, то есть до 1438 года. На кафедральном соборе висит знаменитый колокол - Мария Ангола. Мария Ангола - это обычное название самого большого колокола в католических кафедральных соборах. Колокол в Куско сделан из сплава золота с бронзой и весит 8 тонн. Говорят, что звук колокола был слышен за 40 километров. Во время землетрясения 1950 года, язык колокола раскачался и разрушил башню. После этого вес языка уменьшили.

  Кускинка в праздничной одежде с альпакой

 

  Куско – очень симпатичный город. Я с большим удовольствием побродил по авенида Соль, посмотрел историческое панно 1992 года, обошел мужской монастырь Святого Доминго, построенный на фундаменте инкского времени, прошел по улице Хатун Румиек мимо древней религиозной платформы, в стене которой находится знаменитый 12-ти угольный камень-символ Куско, подивился качеству древней кладки, заглянул в лирический район Сан-Блас, где живут ремесленники, художники и скульпторы и где жил очень оригинальный кускинский художник Иларио Мендивиль. Маленький фольклорный оркестр на Пласа де Армас исполнил для меня популярную мелодию на кена и гитарах.

Историческое панно на Авенида Соль 

 

  Музей Иларио Мендивиля

 

  Тем, кто поедет в Куско, советую отведать местной кухни. Она замечательная. Разнообразные салаты, фаршированный перуанский перец рокото, запеченный обезвоженный картофель специального хранения - морайя с сыром, приготовленная на пару; завернутая в листики кукурузная масса с маслинами, кусочками мяса или курицы – тамале; говядина с грибной подливкой – делёмо; фасоль со шкуркой свинины, баранина с подливочкой на различных травах, тушеная курица, тоже с различными травами, жареная альпака, сэбиче - сырая речная рыба в лимонном соке; суп с раками - чупа де камаронес; традиционный перуанский рис, целая куча вкуснейших десертных блюд. Ну и конечно - чича мурада – чудный компот темно-вишневого цвета из особого сорта кукурузы, корочек лимона, апельсина, яблок с гвоздикой и корицей. Обязательно попробуйте всего хотя бы понемногу. Получите массу удовольствия.

  Обед с Ниной Павловной

 

  Перу – это одно из уникальных мест на Земле. Здесь есть все природно-климатические зоны от тропиков до альпийских лугов и тут можно выращивать все, что только растет на Земле. Именно Перу дало сотни сортов кукурузы и картофеля. 
  Рядом с собором есть музей инков. В нем находятся образцы оружия, одежды, украшений, демонстрирующие уровень развития этой цивилизации. Там я увидел черепа людей с большими искусственными квадратными отверстиями, сделанными на живых людях. На этих черепах видно, что по краям отверстий кость начинала нарастать вновь. Но самый удивительный экспонат - это совершенно необычный по форме череп человека. Он имеет очень мало сходства с человеческим черепом, а напоминает кабачок. Это череп человека, принадлежащего к высшему сословию. Инки специально деформировали череп во время его роста. Изменяя форму черепа, они, видимо, стремились внушить народу мысль, что инки имеют божественное происхождение. Такой вот способ легитимизации власти.

  Вход в музей инков

 

  Индейцы не строили здания из дерева. Они использовали два вида строительных материалов - саманные кирпичи из смеси глины и соломы, высушенные на открытом воздухе и обломки скальных пород. Саманные кирпичи используют повсеместно в сельских районах и в наши дни. Этот материал дешев и доступен населению. Он достаточно прочен для строительства одноэтажных домов, хозяйственных построек и заборов. 
  Более важные и ответственные постройки сделаны из камней. При этом часть построек сделана просто из гальки или из неокатанных обломков коренных пород. Наиболее важные объекты сложены из обработанных камней. В идеале, камни, подчас, подогнаны друг к другу столь тщательно, что между ними нет щелей.

  Нина Павловна у фундамента инкской постройки монастыря Санто-Доминго

 

  Для современных людей самым удивительным является то, что все камни в таких высококачественных кладках не просто разные по размеру. Они часто имеют разное количество граней. К примеру, в религиозной платформе доинкского времени в Куско, находится 12-ти угольный камень - символ Куско.

 Двенадцатиугольный камень - символ Куско в кладке пятого века

 

  Огромные размеры камней, их тщательная обработка и подгонка друг к другу, породили фантастические предположения о строителях-инопланетянах, о строителях гигантах. Кто-то даже думает, что эти блоки сделаны не из обломков коренных пород, а хитроумно отлиты с помощью какого-то цемента. Это, конечно, ерунда. Все обстояло очень просто. Индейцы были вынуждены так строить. И не только из-за землетрясений, чтобы усилить прочность стен. Дело в том, что у индейцев не было камнерезного оборудования, и обработку камней они делали вручную. Естественные обломки скальных пород имеют изначально самые разные размеры и форму, и делать из них вручную примитивными каменными инструментами блоки одинакового размера очень трудоемкое занятие. Несколько проще обтесывать их минимально и подгонять друг к другу получающиеся камни. Ясно, что камни в такой кладке будут разными по размеру и форме. Я полагаю, что эту версию технологии производства стройматериалов и строительных работ у индейцев, косвенно подтверждает наличие большого количества стен, где индейцами использовались либо совсем не обработанные обломки скальных пород, либо обработанные не очень тщательно. То есть налицо полный спектр видов обработки камней. Выбор качества обработки определялся в зависимости от важности того или иного объекта.

  Инкская кладка "цветочного" типа в Куско

 

  Выдающимся образцом строительного мастерства индейцев эпохи инкского государства является крепость Саксайуаман, расположенная на горе прямо над Куско на высоте 3650 метров. Саксайуаман был одновременно крепостью и храмом, посвященным молнии. Крепость имеет три ряда стен. Говорят, что-то, что сейчас сохранилось, представляет собой только половину или даже треть первоначальной высоты стен. Но даже остатки крепости производят очень сильное впечатление! В плане стены имеют 24 уступа, и эта зубчатая форма символизирует молнию. У крепости было три башни - две прямоугольные и одна круглая. Высота башен была с семиэтажный дом. Вход в крепость расположен с боку одного из выступов, и спереди его не видно. Размеры камней, из которых сложены стены, очень большие. Многие из них весят десятки тонн. 
  Считается, что в кладке стен индейцы иногда схематически изображали животных. Мне показали пару примеров и сказали, что это изображения ламы и морской свинки. Может быть и так. Хотя, на мой взгляд, эти примеры были неубедительны.

  Стены Саксайуамана

 

  Горсильясо де ла Вега, основываясь на легендах, описал строительство Саксайуамана. Пять тысяч человек работало в каменоломнях в 35 - 40 километрах от города. Транспортировкой камней, их обработкой и укладкой занималось еще 10000 человек. Саксайуаман строили 120 лет. 
  Захватив Куско, испанцы на первых порах использовали камни из индейских храмов и даже из стен Саксайуамана для возведения своих построек. Это продолжалось 24 года. Затем, вновь назначенный губернатор Антонио де Гама запретил перемещать камни с их первоначальных мест. Благодаря этому сохранились остатки построек инкского и доинкского времени!

У инков было 330 священных мест под открытым небом. Эти места назывались "вакас". Недалеко от Саксайуамана есть несколько таких священных мест - Кенко (место поклонения пуме), Пука Пукара (красная крепость), Тамбо Мачай (место поклонения богу воды). 
  Одним из самых важных культовых мест в государстве инков был город, который сейчас называется Мачу-Пикчу (переводится как "Старая Гора"). Он расположен в ста километрах к северу от Куско на южных отрогах кордильеры Вилкабамба. Археологи считают, что этот город во времена инков назывался "Кунтур Канча" - что означает на языке народа кечуа "гнездо кондоров". Есть также версия, что город назывался Пикчу. 
  Снизу, со дна долины реки Урубамбы, Мачу-Пикчу не видно. Вероятно, испанцы знали о Мачу-Пикчу и о других подобных культовых поселениях на склонах и вершинах гор, потому что им приходилось гоняться за мятежными инками в гораздо более глухих местах, чем верховья Урубамбы. Но эти культовые поселения, не имевшие хозяйственного значения, не интересовали испанцев, так же как они не интересовали и самих индейцев. Построенный высоко над рекой на седловине гранитной горы, Мачу-Пикчу очень живописен, но жить в этом месте неудобно. Вместе с империей инков исчезли аристократия и каста жрецов, которые использовали этот город в своих ритуальных целях. Поддерживать искусственную жизнь в Мачу-Пикчу стало незачем, и он был покинут его обитателями. Ничего не разрушая, люди просто ушли вниз, в долину. 
  Цивилизованному миру этот город стал известен только в 1911 году. Тогда его увидел и описал молодой профессор истории из Йельского университета Хайрэм Бингхем. Двадцать четвертого июля Бингхема и сопровождавшего его сержанта Карраско привел в заброшенный город восьмилетний Паблито Речарте - сын местного фермера. Местные жители всегда знали о существовании Мачу-Пикчу, но для них это были обычные старые развалины, каких много в этом районе и которые интересовали разве что вездесущих мальчишек. Поэтому, неправильно говорить, что именно Бингхем нашел Мачу-Пикчу. Бингхем ничего не находил. Он просто был первым, кто описал Мачу-Пикчу и опубликовал сведения о нем. Город, который увидел Бингхем, был цел, за исключением сгнивших крыш и пуст, если не считать большого количества змей. Естественно, за сотни лет он весь зарос джунглями. 
  Большинство исследователей считает, что Мачу-Пикчу был построен во время правления инки Пачакути, который правил страной в 1438 -1471 годы. Месторасположение города естественным образом предохраняло его от непрошенных гостей. Добраться в этот глухой район совсем не просто. Город находится на горе в 400 метрах выше дна долины. Склоны горы крутые и сплошь покрыты непроходимыми джунглями. Попасть в город можно только по узким тропам, которые легко оборонять малыми силами от любого врага. Город большой и в нем могло разместиться немало людей. Территория города сплошь террасирована, и эти высокие террасы также можно использовать как оборонительные сооружения. К городу примыкает гигантский клиновидный утес Уайна-Пикчу, который сам является неприступной природной крепостью. Часть сооружений священного комплекса расположена на склонах и вершине этого утеса. 
  Большинство туристов добирается до Мачу-Пикчу из Куско на транспорте. Сначала поездом до Акуас Кальентес – небольшого туристического городка, расположенного в глубокой и тесной долине реки Урубамбы недалеко от Мачу-Пикчу. Дорога занимает чуть больше четырех часов. От Акуас Кальентес к Мачу-Пикчу курсируют туристические автобусы. Дорога проложена серпантином по крутому, заросшему джунглями склону. 
  Правда, приехать снизу на автобусе - не самый впечатляющий способ встречи с Мачу-Пикчу. Несравненно более интересный и запоминающийся вариант - это в первый раз увидеть Мачу-Пикчу с высоты птичьего полета. Для этого надо совершить пеший переход по горной тропе («Тропе инков»), которая в отличие от автомобильной дороги, спускается в Мачу-Пикчу сверху, с перевала. 
  Естественно, я предпочел попасть в Мачу-Пикчу именно по "Тропе инков". "Тропа инков" - в данном случае это название пешего туристического маршрута. Фактически, это одна из многочисленных троп, когда-то сделанных индейцами на территории империи. Есть разные варианты пешего путешествия по тропе к Мачу-Пикчу. Так получилось, что вместо полного похода, я сделал только однодневный переход по ней. 
  Сев на поезд в Куско в 6-35 утра, я в 10-30 вышел на остановке "104 километр".

  Поезд Куско - Агуас Кальентес на 104 километре

 

  Сев на поезд в Куско в 6-35 утра, я в 10-30 вышел на остановке «104 километр». Перейдя по подвесному мосту через бурную, мутную реку на левый берег, я оказался на тропе, которая уходит вверх по левому борту долины Урубамбы.

  Пропускной пункт в начале маршрута

 

    Сразу за мостом находится контрольный пост, который невозможно обойти стороной. Здесь проверяют билеты.

Туристы на тропе инков 

 

  Тропа инков на склоне долины реки Урубамбы

 

  По мере подъема открывается величественная панорама Анд. Всего надо забраться вверх на высоту около километра. Поднимаясь по склону, мы добрались до джунглей, прошли мимо водопада и вышли к развалинам небольшого, но очень живописного нежилого индейского поселения-памятника Винайвайна, расположенного на крутом склоне на высоте 2650 метров.

 Винайвайна

 

   Винайвайна и окружающие его террасы были нам видны на фоне джунглей еще издалека.

  Террасы Винайвайна

 

  Сразу за Винайвайна находится туристический лагерь, в котором мы не останавливаемся. Последний, крутой участок тропы приводит нас на перевал к руинам Интипунку - Воротам Солнца. И, вот тут, стоя на камнях Интипунку, я понимаю, почему в Мачу-Пикчу надо идти именно по «Тропе Инков». Открывшаяся с перевала панорама поражает своей грандиозностью и красотой! На километровой глубине под нами, в изумрудном обрамлении джунглей, гигантской змеей течет Урубамба. Левее от центра панорамы расположен утес Уайна-Пикчу. Под ним в седловине разместился Мачу-Пикчу. И все это на фоне Анд! Картина настолько захватывающая, что можно смотреть на нее часами. Изюминка всего похода по «Тропе инков» находится на этом перевале. Инки знали, как произвести впечатление!

  Вид на долину Урубамбы с перевала

 

  Отсюда до Мачу-Пикчу около двух километров. Со всех участков тропы город прекрасно виден. По мере того как мы приближаемся к Мачу-Пикчу, город как бы вырастает в размерах. Полчаса быстрой ходьбы вниз по тропе, и мы попадаем в Мачу-Пикчу.

  Мачу Пикчу и Уайна Пикчу

 

  Сейчас Мачу-Пикчу приведен в идеальное состояние. Не хватает только крыш на домах. И, естественно, нет никакой сельскохозяйственной деятельности на террасах. Вместо индейцев эпохи инков по городу бродят группы и цепочки туристов. Только за счет посещения туристами Мачу-Пикчу Перу получило, вероятно, больше, чем стоит все вывезенное испанцами золото. Билет в город стоит двадцать долларов. Проезд на автобусе еще девять, по четыре пятьдесят в каждую сторону. Две тысячи туристов ежедневно ночуют в Акуас Кальентес. Плюс жилье, еда, сувениры, проезд на поезде и т.д. Настоящий Клондайк. 
  Днем в Мачу-Пикчу жарко. Близость экватора дает о себе знать. Спрятаться от солнца почти некуда. От верхних террас до нижних примерно двести метров превышения и ходить туда-сюда по крутым, узким лестницам утомительно. На территории города нет никакой торговли. Множество сотрудников музея наблюдают за поведением туристов. Нельзя не только мусорить, но и ходить где попало. Здесь есть закрытые для туристов лужайки, на которых пасутся ламы. 
  Кладка стен зданий и террас здесь проще и грубее чем та, что я видел в Куско и Саксайуамане. По качеству она такая же, как и в Винайвайна, который мы прошли в этот день. 
  Уникальное расположение и грандиозные размеры Мачу-Пикчу поражают. Такое ощущение, что инки могли все! Такие объекты как Мачу-Пикчу и Саксайуаман легко могли спровоцировать создание известной легенды о существовании спрятанного где-то в джунглях тайного города инков Пайтити (Эльдорадо), куда индейцы, якобы, увезли спасенные от испанцев сокровища. Согласно одной из легенд, некоему Хуану Санчесу, заблудившемуся в лесной глуши, удалось случайно попасть в живой город, где было множество золотых изделий. Отпускать нежданного пришельца жители города не хотели, но он умудрился чудом оттуда сбежать, прихватив с собой мизинец от золотой статуи. Долго проблуждав по джунглям, еле живой от истощения он вышел к людям. Информацию о загадочном городе этот человек до конца своей жизни хранил втайне. Только перед смертью он рассказал эту историю одному перуанскому ученому и показал ему золотой мизинец. Вот такой вкратце сюжет. Есть и другие варианты легенды о Пайтити. Время от времени, кто-нибудь, вдохновленный легендой о Пайтити, ищет его. Я полагаю, что легенда о Пайтити - это просто красивая сказка. До прихода испанцев, никакой надобности строить такого рода потайной город у инков не было. Просто не было адекватных опасных внешних врагов и, соответственно, не было причин. Предположить же, что инки где-то в джунглях тайно хранили город, построенный еще до них, было бы чересчур экстравагантно. После крушения своего государства, мятежные инки, не имея ни ресурсов, ни времени, наверняка не могли заниматься строительством города в джунглях. Вероятно, во время партизанской войны с испанцами, индейцы делали какие-то временные лагеря-убежища в глухих местах здесь в Вилкабамбе и даже в чуждой им, горцам, низменной Амазонии. Но эти лагеря наверняка даже близко не тянут на уровень Пайтити - Эльдорадо. 
  На следующий день в половине шестого утра я уже сидел в кафе Пача Мама. Только-только забрезжил рассвет. Городок еще спал. Заказав себе жареную курицу с картошкой, фруктовый салат, апельсиновый сок и чай, я ожидал подхода Николаса и Доминика. Эти молодые голландцы тоже едут в Мачу-Пикчу. Пока мы завтракаем, какие-то туристы с рюкзаками уже проходят мимо нас. Закончив с едой, мы первым автобусом поднимаемся наверх. Так рано в Мачу-Пикчу никого нет и в пустом городе, который как бы парит высоко над заполненной туманом долиной реки Урубамбы, беззвучно плавают клочья облаков. Таинственная и завораживающая картина. 
  Не теряя времени, мы с Николасом быстро направляемся вверх по тропе в сторону перевала. Утром прохладно. Облака сплошным ковром закрывают горы. Я надеюсь, что погода разгуляется. Через час мы оказываемся в гуще облаков на перевале. 
  Вскоре облака неспешно поднимаются, и туман в долине исчезает. Мы никуда не торопимся. Снимаем и любуемся окружающими нас видами. Впечатление немного портят болезненные укусы крупной мошки. Тропа утром не слишком оживленная. Несколько человек пожилого возраста пришли сюда, как и мы со стороны Мачу-Пикчу. Вволю насмотревшись и поснимав, отправляемся в обратный путь. К этому времени стало жарко. Навстречу нам тяжело дыша, изнывая от зноя, медленно поднимались туристы. А мы с Николасом по холодку забрались наверх без всяких проблем. Вот так. Надо меньше спать. 
  На следующий день, также рано, как и вчера, я завтракаю в своем отеле «Мачу-Пикчу». Завтрак включает ананас, папайю, колбасу, нарезанную ломтиками, толщиной с бумажный лист, такой же сыр, хлеб, рогалик, апельсиновый сок и кока-чай. После еды я спускаюсь по еще безлюдным улочкам Акуас Кальентес к автобусной стоянке. Ущелье Урубамбы затянуто облаками, но, похоже, что погода разгуляется. В шесть часов я уже сижу в автобусе. Первый пассажир первого автобуса. Сегодня я хочу забраться на утес Уайна-Пикчу. Приехав в Мачу-Пикчу, я снова окунаюсь в его торжественную и таинственную атмосферу. Кругом плавают причудливые клубы облаков. Фантастическая картина! 
  Вначале я поднимаюсь на Интиватана, к Храму Солнца. Потом иду в сторону Уайна-Пикчу и в 7 часов 15 минут регистрируюсь в журнале на контрольном пункте в начале подъема, указывая свое имя, страну и время регистрации. Возвращаясь назад, я сделаю напротив своей регистрации отметку о возвращении. Если такой отметки не будет, то меня начнут искать. Судя по записи, сегодня кто-то уже успел проскочить передо мной. Тропа сначала спускается вниз, а за седловиной круто уходит вверх. Прохладно и идти не тяжело. Вскоре я догоняю лидера. Это довольно молодая женщина. Она изо всех сил карабкается наверх, но я иду быстрее. Проходя мимо нее, произношу приветственное «Ола», и замечаю в ее глазах огорчение. Похоже, что она хотела сегодня быть первой на вершине Уайна-Пикчу. Какое-то время она пытается держаться за мной, но вскоре отстает и исчезает из виду. Тропа во многих местах представляет собой вырубленные в скале ступени. На особо опасных участках вдоль нее висят канаты для страховки. На этой тропе главным неудобством является нестандартность ступеней. Часто они слишком большие для нормального шага. Ровно в четверть девятого я поднимаюсь на Уайна-Пикчу. Вершиной этого утеса являются несколько огромных естественных блоков. На одном из них написано: Уайна-Пикчу, высота 2700 метров. Облака еще закрывают и Мачу-Пикчу и долину Урубамбы, но видно, что они стремительно тают. Примерно через час облака внизу исчезают окончательно. Сижу на самом верхнем камне на вершине Уайна-Пикчу. Далеко внизу Урубамба огромной подковой огибает этот гигантский утес. Вид отсюда на Мачу-Пикчу и долину Урубамбы бесподобный. 
  Да, бывают же в жизни невероятные вещи. В далеком шестидесятом, в городке Заречном под Пензой, мы с друзьями гуляли в новогоднюю ночь и фантазировали о том, как будет выглядеть жизнь после 2000 года. Тогда пределом мечтаний было только желание дожить до той поры. Я и представить себе не мог, что через сорок с лишним лет я буду вот так сидеть на вершине Уайна-Пикчу и сверху смотреть на Мачу-Пикчу и на священную для инков реку Урубамбу. Чудеса, да и только!

  Вид на Мачу Пикчу и долину Урубамбы с Уайна Пикчу

 

  Через какое-то время сюда начинают подходить туристы, и здесь становится шумно от восторженных возгласов. Пора уходить. Спускаюсь вниз, снимая на камеру тех, кто, тяжело дыша, двигается мне навстречу. Дохожу почти до самой седловины к Мачу-Пикчу и поворачиваю направо на боковую тропу, ведущую к Храму Луны. Время у меня есть, и я хочу посетить еще и его. Сначала тропа идет вниз, затем круто взбирается вверх. Местами ступени выбиты прямо в гранитной скале и, видно, что это древние ступени. Тропа совершенно безлюдная. Даже немного неприятно одному. К Храму Луны, в отличие от вершины Уайна-Пикчу, идет совсем мало народу. Примерно через полчаса встречаю знакомую женщину. Это та шустрая особа, которую я обогнал на подъеме рано утром. Поднявшись на вершину Уайна-Пикчу, она спустилась вниз по другой тропе напрямую к Храму Луны и теперь возвращается в Мачу-Пикчу. Не слабо. Я спрашиваю ее, сколько еще идти до Храма Луны. Она отвечает, что около десяти минут. Тропа петляет сквозь заросли и идет все время вниз. Непрерывно перепрыгиваю через корни, стараясь не споткнуться и не вывихнуть себе ногу. Как я потом прикинул, Храм Луны находится много ниже чем Мачу-Пикчу. В 11 часов я, наконец, на месте. Святилище расположено в просторной нише в скале. Туристов тут нет, если не считать какую-то женщину, которая, уставившись в небо, неподвижно лежит на лужайке перед храмом. Она никак не реагирует на мое появление. Эту даму я уже видел сегодня. Рано утром она в такой же позе медитировала на лужайке в Храме Солнца в Мачу-Пикчу.    Все, программа третьего дня завершена. Возвращаюсь в Мачу-Пикчу. Обратный путь был весьма утомителен. Теперь я шел по жаре наверх. В 12 часов делаю краткую остановку у каких-то развалин. Последний раз наслаждаюсь сверху видом Урубамбы и Мачу-Пикчу. Через четверть часа я отмечаюсь в регистрационном журнале о том, что я благополучно покинул Уайна-Пикчу.    Мачу-Пикчу был экономически бессмысленным объектом. Никакой хозяйственной необходимости в возведении этого города на вершине горы у индейцев, конечно же, не было. Поэтому, как только власть инков и жрецов рухнула, люди покинули город и больше здесь никогда не жили. Точно также были заброшены и другие культовые места на склонах и вершинах гор. Глядя на Мачу-Пикчу, понимаешь, что такие стройки забирали у инков громадные силы и средства. Инки использовали эти ресурсы не на развитие страны, а на поддержание своей власти. Империя инков – это уникальный пример начальной стадии развития государства и общества. Но идея прогресса была инкам, видимо, еще недоступна. Принятый в империи тип государственного, социального и экономического устройства являлся тупиковым. Он не мог органично вписаться во внезапно свалившуюся на него европейскую цивилизацию. Слишком велика была между ними дистанция. И империя просто исчезла.

Агуас Кальентес 

 

  Перед отъездом из Агуас Кальентес я коротал время в ресторанчике, называющемся, как и империя инков - Tahuantinsuyo. По центру улочки проложена железная дорога, по обе стороны от нее идет рыночная торговля. Жизнь в городке кипит. А на горе, прямо над этой толкучкой, навечно замерла сама История. После трех проведенных здесь дней я ощущаю себя старожилом. Со станции звучат три колокольных звона. Отходит очередной поезд в Куско. Через час отправляюсь туда же и я. Прощай застывший навсегда Мачу-Пикчу – прекрасный памятник удивительной и загадочной империи инков!

  Агуас Кальентес

 

  Автобус из Куско в Пуно стартовал в 8-12 утра, вместо положенных по расписанию 7-30. До озера Титикака 380 километров. Небо ясное. Тепло. Впереди меня ждут новые места. Современная автострада ведет нас вверх по широкой и безлесой долине реки Урубамбы к перевалу Ла Райя. Это как раз на половине пути. Однообразный пейзаж, однообразные бедные деревушки, построенные из высушенных на солнце красных кирпичей из глины и соломы. Квадратики сушащихся под открытым небом кирпичей видны повсеместно. Из этих кирпичиков сложены не только домики, но и хозяйственные постройки и, даже, заборы. Поэтому пробегающий мимо нас пейзаж сплошь красноватый. Так как современная жизнь в Перу меня не шибко интересует, то я рассматриваю ландшафты. Слева видны снежные вершины кордильеры Вильканоты. Поездка, которую можно было легко совершить за пять часов, растянулась на полный день. Наша поездка для местного населения - это бизнес. Программа переезда на автобусе составлена таким образом, чтобы покормить туристов у своих людей, подвести к сувенирным торговым точкам, где торгуют опять же свои люди. И, при этом, нигде не спешат с отъездом, чтобы туристы, одурев от длительных остановок, обязательно чего-нибудь там покупали.

 На перевале Ла Райя

 

  Незаметно забрались на перевал Ла Райя. Это 4313 метров над уровнем моря. Делаем там короткую остановку. Вечером, с трудом продравшись сквозь бурлящую уличной торговлей Хулиаку, подъехали к озеру Титикака. Конечный пункт автобусного маршрута - местный райцентр – город Пуно. 
  На Титикака меня интересовали искусственные тростниковые острова Урос. В середине следующего дня, после осмотра погребальных башен Сильюстани я и отправился туда на катере. Это примерно минут пятнадцать езды. Острова расположены недалеко от берега, почти в середине большого, мелкого залива, как раз напротив Пуно. Я еду вдвоем с Анхеликой. Она моя переводчица. На озере тепло и тихо. Повсюду из воды торчат стебли тростника.

Один из островов архипелага Урос

 

  Катер мягко причаливает к «берегу». Это, конечно, не берег, а край плоского тростникового острова. В обе стороны от этого острова цепочкой разбегаются еще несколько таких же. Десяток хижин выстроились дугой на противоположном краю острова. Перед хижинами разложены различные местные поделки из шерсти и тростника. Местные индеанки в ярких одеждах сидят у своих торговых точек. Детки предлагают купить свои рисунки. Охотно беру десятка два картинок на память. Сухие тростниковые стебли похрустывают под ногами. Остров возвышается над водой не больше чем на полметра. Под водой находится еще около двух метров тростниковой подстилки. На этом странном архипелаге живет две тысячи жителей. Здесь есть электричество от солнечных батарей, и даже школа. Правда, начальная. Дети учатся тут только до двенадцати лет. Старших возят в Пуно. Кроме того, на островах есть маленькие музейчики, где выставлены образцы местной фауны. 
  Острова Урос – это конечно экзотика. Сюда приезжает множество туристов. Они дают основной доход жителям и обеспечивают существование деревни.

  Смотровая башня на Урос

 

  На Уросе мне хотелось посмотреть тростниковые лодки. Оказалось, что из тростника здесь делают не лодки, а, правильнее сказать, плоты. В основании плотов расположены два толстых, плотно стянутых бечевой жгута из тростниковых стеблей. Стебли стянуты так плотно, что ногой ощущаются как древесина. Концы жгутов утончены и загнуты вверх. По бортам протянуты тонкие тростниковые жгуты, имитирующие борта. Вот собственно и все. Плот толкают вперед одним кормовым веслом, двигая его из стороны в сторону. Весло работает как рыбий хвост. Я с удовольствием прокатился на таком плоту между островами. Веслом управляла живописно одетая индейская дама.

  Тростниковая лодка на Титикака

 

  Мой отель Taypikala стоит на отшибе за городом на берегу озера. Из окна открывается шикарный вид на озеро Титикака. Ночью, долго не давая мне спать, где-то рядом с гостиницей громко маршировал странный фольклорный оркестр. На небе, усыпанном звездами, висела половинка луны. Озеро мерцало в слабом лунном свете. Как прекрасен этот мир! 
  Днем Хуан Карлос отвез меня в аэропорт в Хулиаку, и я улетел в Арекипу. В полете была очень сильная болтанка. Под нами простиралась пустынная гористая местность.

  На следующий день мне предстояла двухдневная поездка в Колкинский каньон, смотреть полеты кондоров. Вечером я славно провел время на Пласа де Армас. Никуда не спеша, сидя за столиком на балконе над аркадой, я наслаждался видом квадратной площади, окружающими ее колониальными постройками, огромным костелом. Было тепло и уютно. 
  Наутро стояла солнечная погода, но в воздухе висела какая-то странная дымка. Мои окна выходят на огромные вулканы Мисти и Чачани. Сквозь дымку они выглядели как сквозь матовое стекло. 
  В начале девятого за мной заехал микроавтобус. Я оказался его первым пассажиром. Потом примерно час собирали по городу остальных членов группы. Полный комплект – это восемь человек, не считая нашего гида Генри и водителя Андреаса. Ночевать мы будем в Чивае, в двухстах километрах от Арекипы. По хорошей асфальтовой дороге, огибая слева вулкан Чачани, двигаемся вверх. Нам предстоит подняться до перевала Пата Памба на высоту 4825 метров над уровнем моря.

На перевале Пата Памба

 

  Генри все время что-нибудь нам рассказывает об этих местах. Рельеф живописный, но склоны почти безжизненны. Только внизу, на дне долины видны зеленые квадраты каких-то посевов.

Там где есть вода - роскошные плантации

 

 Недалеко отсюда находится одно из самых засушливых мест нашей планеты – пустыня Атакама. Безжизненные пейзажи немного оживляют бикунии да пасущиеся у источников воды ламы, альпаки и овцы.

Бикунии

 

Проехали перевал, который сплошь усеян небольшими каменными турами. Вскоре стала видна долина реки Колки. Последний, длинный спуск зигзагами ведет нас в поселок Чивай.

Долина реки Колки. Городок Чивай

 

  Въезжаем прямо в центр небольшого пыльного городка. Маленькая квадратная Пласа де Армас и здесь на своем месте. В Чивае без всяких декораций можно снимать вестерны. Даже местное население не надо переодевать. Вечером Генри ведет нас к термальным источникам. Это примерно километра два пути вверх по течению реки. По дороге я развлекал нашу группу записями песен в исполнении Луи Примы. Надо сказать, что предусмотрительно взятые в дорогу пленки часто помогали мне коротать свободное время. 
  Помывка в местных термах завершилась в полной темноте. С заходом солнца кончилось лето. Стало жутко холодно. Да, здесь все-таки высоковато. Заморозки по ночам тут вполне обычное дело. Хорошо, хоть назад мы ехали в машине. 
  Подъем в четыре часа. Холод собачий. В начале седьмого, после шведского завтрака, отправляемся в путь вниз по долине Колки. В районе Чивая каньоном даже и не пахнет. Так, обычная речная долина. Широкое дно долины покрыто многочисленными террасами. Редкими островками разбросаны деревушки. Климат здесь засушливый и наиболее заметными растениями являются кактусы, которые заполонили пыльные склоны.

Цветущий кактус

 

  Примерно через двадцать километров долина суживается, и автобус останавливается на краю километровой глубины ущелья. Мы здесь не первые, но и не последние. Через час на этом участке собирается уже два десятка различных автобусов. Сотни три туристов растеклись по краю обрыва, насторожив свои фотоаппараты и камеры. Я тоже занял удобное место, поставив камеру на треногу. Проходит час, затем другой. Вид замерших в ожидании туристов забавен. Все еще холодно. Нет нужных потоков воздуха и кондоров пока что не видно. Их гнезда где-то далеко внизу.

Кондор

 

  Когда мне окончательно надоело топтание на месте по пыли, появился первый кондор. Он был еще далеко внизу, но было видно, что он постепенно набирает высоту. Не делая ни одного взмаха крыльями, птица вскоре поднялась до края каньона и стала с любопытством кружиться над нами, как бы отрабатывая свое опоздание. Когда кондор проплывал совсем близко над нашими головами, я смог оценить его громадные размеры. Считается, что размах крыльев у кондоров может превышать три метра. Судя по нашему кондору, это похоже на правду.

Дно каньона к сожалению не видно

 

  Насмотревшись на нас, кондор набрал высоту и улетел по своим делам. Ну что же, не зря мы смотались сюда. Каньон и полет кондора были замечательными. Прогулявшись по краю каньона, попробовав кислых плодов кактуса, внешне напоминающих киви, посмотрев еще несколько кондоров, мы забираемся в машину и едем назад в Чивай. Сделав короткую остановку на обед в Чивае, отправляемся в обратный путь. Через двадцать минут подъема Чивай исчезает из поля зрения, а чуть позже скрывается и сама долина. Перевернута предпоследняя страница моего путешествия.

  Утром следующего дня комфортабельный двухэтажный автобус привозит меня в Наска – пыльный городок в пустынном предгорье. Переезд занял всю ночь. В автобусе я встретил Бруно, моего симпатичного попутчика в экскурсии в каньон. Он тоже делает остановку в Наска. Правда, у нас разные гостиницы. Я беру такси и еду по пыльной дороге в гостиницу Сан-Марсело. Этот хостел находится в паре километров от трассы. Здесь тихо и шум машин сюда не доносится. Воду мне включают только по моей настойчивой просьбе. 
  В программе у меня сегодня полет на самолете над фигурами и отъезд в Лиму. Кроме того, я обязательно хочу посмотреть, как сделаны знаменитые линии в пустыне Наска. На все про все у меня времени только до половины второго.

 

  Вид на трансамериканское шоссе с Мирадора

 

  Быстро завтракаю и на старом гостиничном форде с Риккардо за рулем мчусь в аэропорт. По дороге пытаюсь объяснить Риккардо, что хочу обязательно попасть на Мирадор. Риккардо знает только испанский, но, услышав слово мирадор, он сообразил, чего мне надо. Он говорит мне о`кей и пытается выжать из своей, громыхающей одновременно всеми своими деталями «лохмотины», невозможное. Я ездил на всяких машинах, но на такой - никогда. Я всерьез опасаюсь, что она в любой момент развалится целиком и сразу на мелкие обломки. 
  Как ни странно, но мы доезжаем до аэропорта. Тут выясняется, что у меня есть часа полтора свободного времени до полета. Залезаем обратно в машину и, громыхая, гоним через город на север. Проскакиваем по мосту через сухое русло речки Тьеррас Бланкас и выезжаем за город. Вокруг нас простирается безжизненная, пыльная, каменистая пустыня. Еще утро, но солнце уже печет чувствительно. Как они здесь живут? Через пятнадцать минут останавливаемся неподалеку от холма обозрения. Наконец я могу рассмотреть эти знаменитые линии. Все оказывается элементарно просто. Поверхность пустыни усыпана почти сплошным ковром мелких каменных обломков. Это очень похоже на поверхность Марса в кратере Гусева. Камни темнее, чем пыль и песок под ними. Если какие-то камни убрать, то на их месте обозначится светлое пятно на более темном фоне. Если камни убрать по линии, то появится светлая линия. Таким способом в Наска “нарисованы” и линии и фигуры.

  Линия в пустыне Наска

 

  Сделав стремительную экскурсию на холм, едем дальше к смотровой башне. Она стоит около трассы в километре от холма. Это маленькая металлическая конструкция, и с нее видны расположенные поблизости рисунки ящерицы, дерева и рук. Размер рук примерно 50 метров, дерева – 70 метров. После этой поездки мне уже не интересно летать над пустыней. С линиями все ясно.

  Смотровая башня. В правом углу, внизу, виды "Руки" и Мирадор

 

  После Мирадора возвращаемся в город. У нас еще есть немного свободного времени, и Риккардо везет меня в местный музей. Он хочет показать акведуки – замечательные подземные хранилища для воды, сделанные две тысячи лет назад. Пока мы ездили, я пытался выяснить, как они здесь живут в этой пустыне без воды. Дожди в этом районе могут быть только в самом начале года, потом в течение десяти месяцев не выпадает ни капли. Это, кстати, объясняет, почему рисунки на поверхности пустыни сохраняются так долго. Расположенный в этой выжженной пустыне, довольно большой город, тем не менее, как-то живет. Поняв, что я хочу узнать, Риккардо объясняет мне, что вся вода, в том числе и дождевая, собирается в подземных хранилищах, которые гигантский паутиной располагаются под городом. Вот эта вода и дает жизнь жителям. На территории музея вскрыт один из таких акведуков. Акведук - это армированный камнями канал с водой. Акведуки под городом вещь, пожалуй, интереснее, чем рисунки на поверхности пустыни. Рикардо очень гордится акведуками и тем, что они сделаны задолго до прихода инков. 
  Закончив с музеем, мы торопимся в аэропорт. Здесь совсем маленький аэропортик для маленьких самолетов. Подождав минут пятнадцать в прохладном зале за бутылкой воды, я и две немецкие пары, с трудом втискиваемся в один из самолетиков. Чтобы как–то уместиться рядом с мощной немкой, мне приходится сидеть вполоборота. Надели на себя наушники. Место летчика находится рядом с пассажиром. Самый маленький самолет, на котором мне доводилось прежде летать – это АН-2. Так вот, по сравнению с этой игрушкой, АН-2 - гигант воздушного флота. 
  Заревел мотор, самолет делает короткий разбег и отрывается от земли. Сразу начинается жуткая тряска. Причем, машину швыряет как щепку сразу во все стороны. Набирая высоту, самолет разворачивается на 180 градусов и берет курс на ближайшую фигуру – кита. Через несколько минут, летчик закладывает очень крутой вираж налево и объявляет по микрофону, что под нами фигура кита. Сделав два круга, летчик опрокидывает самолет в другую сторону и делает пару кругов в противоположном направлении для пассажиров правого борта. В такой манере облетаем другие фигуры: треугольники, астронавта, обезьяну, собаку, колибри, ястреба, паука, кондора, цаплю, попугая, дерево и руки. Пытаюсь снимать фигуры на камеру, но трясет так сильно, что не берусь загадывать, что будет на пленке. Кроме того, даже с высоты двухсот метров фигуры плохо видно. Я уверен, что с километровой высоты их увидеть вовсе невозможно, так как линии очень узкие. Не знаю, зачем индейцы создавали эти фигуры и линии, но вряд ли для связи с инопланетянами. 
  Самолеты следуют один за другим с небольшими интервалами строго по одному маршруту и, поэтому, нет опасности их столкновения в воздухе. Моя соседка по сиденью от страха весь полет старалась не смотреть в сторону земли. Через полчаса самолетик заходит на посадку и, прокатившись немного по земле, заруливает на стоянку. С трудом вылезаем из тесного самолетного нутра на землю. Все. Знакомство с рисунками и линиями на поверхности пустыни Наска закончено. 
  Хватаю рюкзак в диспетчерской и выскакиваю на трассу. Риккардо ждет меня в машине. Через пару минут мы доезжаем до автобусной станции. Там уже стоит Бруно. Подходит автобус. Грузимся в него и покидаем Наска. Я еду до Лимы. Бруно выходит в небольшом прибрежном городке Писко, где многочисленные плакаты, расклеенные на заборах и стенах домов, призывают население голосовать за Исаака Гузмана. Кругом наши люди. Через семь часов пути я оказываюсь в ночной Лиме. 
  На следующий день, вечером 22 октября, успев еще посетить замечательный музей оружия и золота, нагруженный массой разнообразных впечатлений, я покидаю Перу. Viva el Peru glorioso!

 


  P.S. Программа поездки была выполнена исключительно благодаря кардинальной помощи Александра Викторовича Блохина, а также российских послов в Эквадоре и Перу Михаила Ивановича Орловца и Анатолия Петровича Кузнецова. Я глубоко благодарен им, а также сотрудникам посольств Носацкому Александру Анатольевичу, Батракову Александру Александровичу, Олегу Малютину и всем тем, отзывчивым и славным людям, кто работал со мной, и чьи фамилии, к сожалению, мне неизвестны. 
  На основании полученного опыта, я могу отнести индивидуальный туризм для россиян с участием турагентств в такие далекие и экзотические страны как Эквадор и Перу в организационном плане к разновидности экстремального туризма. Туристические агентства, которые работали со мной в этих странах (Andando Tours и Puma Tours), не исполняли надлежащим образом своих обязательств ни в части полноты и правильности программы тура, ни, подчас, в части качества обслуживания. Список моих претензий слишком большой для того, чтобы считать все происшедшее со мной досадной случайностью. Запланированные и оплаченные экскурсии произвольно заменялись другими или их не оказывалось вовсе. Я был вынужден терпеть неудобства или тратить время и деньги, чтобы добиться от агентств исполнения программы тура. 
  К сожалению, и российское турагентство Tour Express оказалось тоже не на высоте и оформляло мой тур весьма халтурно. Видимо, поэтому и партнеры у них такие же, как и они сами. Это агентство даже не извинилось передо мной за все те неприятности, которые я имел во время поездки.

 

 

Поделиться в Facebook
Поделиться в Twitter
Please reload