Четвертое испытательное велопутешествие по Австралии по маршруту Канберра – Рокхемптон - Винтон (2009 г.)

 

Винтон. Queensland, Winton

 

 Маршрут путешествия

 

   Outback Festival в Винтоне подходил к концу. Стояла ночь на 26 сентября 2009 года. Почти сорокоградусная дневная жара сменилась ощутимым холодом. Под сверкающим звездным небосклоном южного полушария играл оркестр, и сотни голосов гостей фестиваля пели: Waltzing Matilda, Waltzing Matilda, Who'll come a-waltzing Matilda with me?... . С окончанием фестиваля в Винтоне вот так торжественно, под неформальный гимн Австралии, заканчивалось мое четвертое велопутешествие по Австралии из Канберры сюда в Винтон, в небольшой степной городок в штате Квинсленд, расположенный в восьмистах пятидесяти километрах к западу от Рокхемптона. В эту ночь мне снова, уже четвертую ночь подряд, не суждено было выспаться. Праздничное настроение не покидало людей почти до утра.

  Винтон. Памятник swagman

 

  Это тот самый swagman, персонаж неофициального, народного гимна Австралии - песни ''Waltzing Matilda”. Его бронзовая фигура стоит здесь на родине этой песни – в Винтоне. Тем, кто не знаком с ‘’Waltzing Matilda’’, рекомендую послушать ее в исполнении Слима Дасти (Slim Dusty). Вот прямо сейчас. Вы ее легко найдете в поисковике Google (Slim Dusty – Waltzing Matilda, на Youtube). И пусть она все время звучит у вас в голове, пока вы будете читать этот отчет, как она рефреном звучала у меня в голове, когда я совершал это велопутешествие. Эта песня – порождение австралийского Outback'а, и ее звуки одухотворяют бескрайние и монотонные просторы глубинной Австралии. Вероятно, только тот, кто глубоко сердцем и душой прочувствует ''Waltzing Matilda'', сможет полюбить суровую австралийскую глубинку. Но она вполне могла бы быть и гимном трудяг-велопутешественников. 
   Надо пояснить, что свэгмен – это человек без постоянной работы, который в старые времена бродил от фермы к ферме в поисках временного заработка. А свэг – подстилка, на которой он спал. Так вот, нести эту свернутую в рулон тяжелую подстилку и называлось ''Waltzing Matilda''. По-русски, наверное, лучше сказать ‘’танцевать матильду''. 
   Итак, как же я оказался в Винтоне? После своего третьего велопутешествия я решил попытаться облегчить велосипед и сделать еще один испытательный заход в Австралию, объединив его с велопутешествием на винтоновский фестиваль. Фестиваль в австралийской глубинке - событие интересное и дистанция от Канберры до Винтона для велопутешествия вполне нормальная. Кроме того, дорога туда лежит вдоль восточного побережья Австралии, с которым также интересно познакомиться. 
   Так случилось, что весной судьба свела меня с Михаилом Николаевичем Зиновьевым и его фирмой "Рапид". Они сработали мне титановую раму. Велосипед стал весить на шесть килограммов легче прежнего, стального экземпляра. Ну, и, конечно, стал лучше смотреться. 
   Тридцать первого августа в половине десятого утра я попрощался с Александром Викторовичем Блохиным, своими друзьями в посольстве и проторенной дорогой через центр Канберры покатил в сторону начала Federal хайвея на своем новом велосипеде. Это был единственный день, когда я стартовал в столь позднее время. Впрочем, в этот день я и не собирался проехать очень много. Моя первая ночевка должна была состояться в Гоулбурне, в ста километрах от Канберры. 
   Federal HWY спрофилирован, но подъемов на нем много, в том числе длинных и крутых. Большинство подъемом я беру не слезая с велосипеда. Всю дорогу меня сопровождал довольно сильный и холодный боковой ветер с юго-запада. Важно было не простыть, потому как продувало насквозь. Спасала специально подготовленная на такие случаи защита.

Канберра. Canberra

 

Федеральный Хайвей. Federal HWY

 

Хьюм Хайвей. Hume HWY

 

Гоулбурн. Goulburn

 

Гоулбурн. Goulburn

 

  Дорога до Гоулбурна заняла пять с половиной часов. Прокатился по городу, высматривая подходящую гостиницу. На это ушло еще полчаса. 
  Первый рабочий день прошел без происшествий. Я и велосипед были в полном порядке. 
  На следующий день стартовал в шесть часов утра. Было еще темно. Но когда я выехал на Хьюм хайвей, уже разъяснилось. До Сиднея было почти двести километров. На подъезде к Кэмпбеллтауну, уже недалеко от Сиднея, меня ожидал сюрприз. Дальше путь велосипедистам по Хьюм хайвею в сторону Сиднея был запрещен. Приходится сворачивать в Кемпбеллтаун и пробираться в сторону Сиднея по второстепенным дорогам. Это меня серьезно притормозило, так что я добрался до Ливерпуля - пригорода Сиднея, только в пятом часу. Остановился в мотеле на пересечении двух магистралей Хьюм и Кумберленд.

Хьюм Хайвей. Hume HWY

 

  Еще до поездки, просматривая различные варианты проезда через Сидней, я остановился на Cumberland HWY. По нему до выезда на фривей Sydney-Newcastle нужно было проехать около сорока километров. Чтобы меньше толкаться среди машин, выезжаю в четыре часа ночи, рассчитывая проскочить Сидней до начала утреннего траффика. К половине седьмого я без происшествий пересек Сидней и выбрался на фривей. Как раз и рассвет наступил. Дорога до Ньюкасла идет по очень живописным местам. Но это горная дорога и подъемы тут серьезные. Здесь особенно остро ощущается нехватка мощности у велосипедиста.

  Сидней - Ньюкасл фривей

 

  К моей радости, в этот день горный участок километров через пятьдесят закончился. Дальше стало проще. Так что уже в три часа я проехал мимо Ньюкасла. На ночевку я остановился в Raymond Terrace. День получился трудовой, но продуктивный. Я и Сидней проехал, и накрутил почти двести километров. Очень даже неплохо. 
  На следующий день погода испортилась, и я решил не очень упираться, а остановился в городке Bulahdelah. Симпатичный городок. Живописная местность. До темноты успел подняться на гору Alum и полюбоваться сверху на окружающую местность.

  Вид на Буладела. Bulahdelah

 

  Следующий день начался с дождя, который продолжался почти до обеда. Получился день отдыха. Хозяин мотеля – Патрик, предложил прокатиться по окрестным местам. Хорошая идея. Места здесь действительно замечательные. Покрытые лесами горы, живописные озера и прекрасные океанские пляжи.

С Патриком на побережье

 

 Блуис Бич. Blueys Beach

 

  Пятого сентября в половине шестого я отправился дальше. В этот день нужно было добраться до городка Kempsey. До него 190 километров. Этот участок непростой. Здесь идет строительство фривея и на больших участках дороги движение в обе стороны осуществляется по суженным полосам, и почти нет места для велосипедистов. Ехать тут весьма опасно. Машин идет много, и они проходят вплотную ко мне. Местность холмистая, ну, и, соответственно полно подъемов. Дорога до Кемпси заняла десять часов. В Кемпси я приехал в пятом часу. 
  Из Кемпси я выехал под самое утро, но еще в темноте. Здесь уже существенно теплее, чем было до Сиднея. Можно особенно не утепляться. Дорога была разной по качеству. В основном здесь еще старый хайвей.

Пацифик Хайвей. Pacific HWY

 

 Зона отдыха на Пацифик Хайвей

 

  На полпути между Кемпси и Коффс Харбор

 

  На подъезде к Коффс Харбор начинается настоящий фривей. Километрах в двадцати от Коффс Харбора навстречу проехал велосипедист на приземистом трехколесном рикамбенте. Габариты велосипеда не позволяли ему разместиться на узких шалдерах, и он залезал на автомобильную полосу, мешая потоку машин. Я посочувствовал бедолаге. Ведь ему еще предстояло ехать по многокилометровым реконструируемым участкам дороги, где не было вообще шалдера.

  Коффс Харбор. Coffs Harbour

 

  В Коффс Харборе погода снова меня тормознула на день. Далее к северу от Коффс Харбора километров тридцать дорога идет недалеко от моря и его иногда видно между сопками и деревьями. Вдоль дороги много плантаций сахарного тростника. До Графтона еду по сопкам и это сильно выматывает. В одном месте догнал пару немецких велопутешественников. Парень и девушка. У обоих маунтинбайки. Оба сильно измотаны. Парень в изнеможении сидел прямо на дороге, обхватив голову руками. Я подрулил, поздоровался. Но им было не до общения и я, попрощавшись с ними, покатил дальше. Вот и пример для сравнения. Они молодые, но я, старый бабай, на своем велосипеде еду легче их по тем же самым сопкам, что и они.

Пацифик Хайвей

 

 Впереди Графтон. Grafton

 

   В начале одиннадцатого проехал Графтон. От него до следующего городка Маклина сорок пять километров, которые я проехал за пару часов. Прикинув, что дальше мне ехать сегодня не резон, я решил в Маклине и заночевать. 
  Из Маклина выехал в пять часов. Дорога до города Баллина проходит почти по равнинной местности. Единственной помехой на этом участке был сильный встречный ветер. Из-за него я ехал 90 километров до Баллина пять часов.

  Баллина. Ballina

 

  А вот за Баллином шоссе круто забирается на высокий горный кряж. Через тридцать километров дорога, перевалив через горы, начинает спускаться вниз. Тут же находится смотровая площадка, с которой открывается прекрасный вид на океан и живописную прибрежную полосу суши. Отсюда до Tweed Heads, где я наметил остановиться на ночь, было еще семьдесят километров. Дорога здесь просто шикарная, правда и подъемов было немало. Но я все подъемы брал ходом. В итоге, почти двухсоткилометровый путь я завершил в пять часов вечера.

  Смотровая площадка напротив Байрон Бэй

 

  Впереди находилось очередное серьезное препятствие – город Бризбен. Проезд через него по самому простому пути – фривею, для велосипедистов закрыт. Я много раз разглядывал этот город в Гугле, пытаясь найти приемлемый путь проезда через него, но в итоге так ни на чем не остановился. Очень непростой город. Теперь же надо было принимать решение. И тут мне повезло. Через своих друзей я вышел на Пашу Пешкова, у которого была подходящая машина, и который согласился перевезти меня завтра с велосипедом через Бризбен. Гора с плеч! Мы договорились, что он подхватит меня с Голд Коста. Важные вещи в велопутешествии, собранные воедино – друзья, мобильная связь и удача! 
  Утром следующего дня я выехал на самый берег океана и сделал велосипедную экскурсию по Золотому Берегу. Шестьдесят километров пляжей и отелей! Хотя стояла летняя жара, народу на пляжах было мало. Не сезон.

Голдкост. Gold Coast 

 

Голдкост. Gold Coast 

 

Голдкост. Gold Coast 

 

  Днем Паша забрал меня с Голд Коста и перебросил через Бризбен до городка Caboolture. Паша с шестидесятого года живет в Австралии, куда его двухлетним ребенком привезли из Китая родители. Это была такая волна русской эмиграции из Поднебесной. Паша хорошо владеет обиходным русским языком, поскольку много общается с современными русскими эмигрантами. 
  Из Кабулче выезжаю в пять утра. Еду параллельно Bruce HWY в направлении Beerburrum, Beerwah, Landsborough. Замечательные ландшафты. Много ананасовых плантаций. Но дорога идет по сопкам и приходится упираться. Шоссе старое и шалдера во многих местах уже практически нет.

  Glass Moutains. Queensland

 

  На подъезде к Лэндсборо меня догнали и тормознули полицейские. Говорят, что здесь на велосипеде очень опасно ехать. Действительно, поток машин плотный и держаться на краю асфальта непросто. Я отвечаю, что я это понимаю, но я уже столько проехал по этой дороге, что несколько оставшихся до Лэндсборо километров погоды не делают. Ну, а кроме того, говорю, ведь запрещающего знака для велосипедистов здесь нет. Полицейские отстают от меня. Действительно, формально я ничего не нарушаю. Подъезжая к Гимпи, догнал парня на спортивном велосипеде. Тот ехал без груза и, как выяснилось, стартовал тоже из Кабулче. Мы проехали одно и то же расстояние. Только я с грузом, а он налегке. Значит, я неплохо еду. 
  Следующая остановка у меня была в Чилдере (Childer). На этом участке случились три прокола подряд. И все на заднем колесе. А ведь мог же поставить в Канберре толстостенные камеры! Брюс хайвей здесь по-прежнему разный по качеству. Есть хорошие участки, а есть практически без шалдера.

  Брюс Хайвей. Bruce HWY

 

  Характер дороги дальше до городка Gin Gin не меняется. Сопки, крутые подъемы, отсутствие во многих местах шалдеров, края асфальта разрушены, неровные и имеют высокие уступы.

  Город Джин Джин. Gin Gin

 

  Я уже довольно далеко забрался от Канберры на север в сторону тропиков. Здесь в прибрежной зоне тепло даже рано утром. После городка Gin Gin местность по-прежнему холмистая. Приходилось неоднократно спешиваться и подниматься вверх пешком.

  Брюс Хайвей. Bruce HWY

 

 Лесной пожар

 

Река Колан. Colan River

 

Перевозка сверхгабаритного груза

 

  Брюс Хайвей. Bruce HWY

 

  Ну вот, наконец-то я приближаюсь к Рокхемптону. Прежде чем въехать в город, я пересек Южный тропик. Рокхемптон – это уже зона тропиков. В Рокхемптоне мне пришлось провести следующий день. Погода испортилась, и всю первую половину следующего дня лил дождь. Причем, вопреки прогнозу. После обеда он закончился, и я смог побродить по Рокхемптону. Центр города, особенно около реки, показался мне весьма неуютным. От многих зданий веяло запущенностью и унынием.

Рокхемптон уже рядом

 

Дождь в Рокхемптоне

 

  Fitzroy River в Рокхемптоне

 

  В Рокхемптоне я поменял цепь и обычные камеры на толстые. В пять часов утра я покинул Рокхемптон и по Capricorn HWY направился на запад вглубь Австралии. Эта дорога находится в лучшем состоянии, чем Брюс хайвей, хотя тоже старая и не ремонтировалась. Здесь уже существенно меньше машин. Параллельно хайвею проложена железная дорога. До Дуаринги перевалил через два хребта. Несколько «злых» подъемов пришлось идти пешком. Проезжая в полдень малюсенькую Дуарингу, неожиданно решил здесь остановиться.

Capricorn HWY

 

  Вечером долго сижу в ресторанчике на заправочной станции. За окнами полная темнота. Слим Дасти из моего магнитофончика поет: Waltzing Matilda, Waltzing Matilda, … . Время от времени мимо заправки проходят машины. Грузовики несут на себе цепочки огней и выглядят в темноте, особенно автопоезда, как красивые рождественские игрушки. 
  Каприкорн хайвей пересекает систему меридиональных хребтов. До Эмералда трижды толкал велосипед на особо крутых склонах. Днем температура 35 градусов. На такой жаре крутить педали тяжело даже на горизонтальных участках. А дальше к западу температура еще выше.

Capricorn HWY

 

 Репродукция "Подсолнухов" Ван Гога в Эмеральде

 

  В Эмералд приехал в три часа. Сегодняшний отрезок, длиной 160 километров преодолевал целых 11 часов. Жара и много подъемов. Следующий городок на моем пути – Альфа. До него 168 километров. Я выезжаю в 23 часа. В ночь. Первый раз в этом велопутешествии. Ехать днем уже слишком тяжело. Особенность австралийской глубинки в том, что днем здесь может быть очень жарко, а ночью – очень холодно. Но для меня жара все же хуже чем холод. От нее у меня нет защиты. А как ехать в холоде и при этом не простыть я знаю, опыт есть. По пути до Альфы самым серьезным препятствием был подъем на хребет Драммонд. Прямой, как стрела и очень крутой. Когда я забирался на него, наступил рассвет.

Вершина Drummond Range

 

Capricorn HWY

 

  Приехал в Альфу в начале одиннадцатого. В это время уже припекало. Мой градусник показывал за тридцать. Альфа - совсем крошечный городок. Известен своими настенными картинами. Прошелся по улице. Сделал несколько фотографий. Зной, легкий ветерок, тишина, безлюдье. Австралийский Outback!

Альфа. Alpha 

 

  Бугенвиллия в Альфе

 

  Из Альфы выехал за полчаса до полуночи. Ясное звездное небо. Ощутимый встречный ветер. Сразу за городом начинается подъем на Great Dividing Range. Подъем посильный, растянутый километров на тридцать. Слезать с велосипеда нигде не пришлось. В темноте проехал ручей Иордан и город Иерихон.

  Проезжаю Иерихон

 

  Ночью движение на дороге было почти нулевое. За пять часов с момента моего старта прошло всего три машины. Много сбитых кенгуру. Соответствующие запахи. Около четырех часов внезапно налетел шквал с пылью. Прямо в лицо. Еду как в тумане. Трудно дышать. И, главное, в темноте совершенно непонятно, чего дальше ждать. Трудно сориентироваться. Часто за подобным шквалом следует гроза. На всякий случай остановился и приготовился к ливню. Подождал минут сорок. Дождя нет. Поехал дальше сквозь облако пыли. Только на подъезде к Баркалдину видимость стала лучше. Потом по телевизору я увидел, что вытворяла эта пыльная буря в Бризбене и Сиднее. Недалеко от Баркалдина пара кенгуру пересекла дорогу, и, перемахнув через проволочный забор, скрылась в кустах. Потом увидел эму. Тот, проспал мое появление, в панике заметался между дорогой и забором в нескольких метрах от меня, потом рванул вперед и нырнул в разрыв в заборе. В девять часов утра приехал в Баркалдин.

  Последствия ночной пыльной бури

 

  В час ночи стартовал из Баркалдина в Лонгрич. Тут всего 106 километров. Сразу за городом начинается длинный, километров на 25, подъем. Южный, боковой ветер ехать не мешал. Этой ночью видел много кенгуру. Один, здоровый, выскочил сбоку из темноты на дорогу прямо ко мне, и резко крутанулся, едва не налетев на меня.

  В Лонгриче

 

  От Лонгрича до Винтона 180 километров. Выезжаю в восемь вечера. В Лонгриче не удалось даже толком отдохнуть. Перед отъездом напился крепкого кофе и в путь. Эта ночь была особенно холодной. Просто, колотун. Если бы не моя спецамуниция, то наверняка бы простыл. Кроме того ехал с хроническим недосыпом, и чувствовал себя не лучшим образом. Две предыдущие бессонные ночи давали о себе знать. Серьезных подъемов на этом отрезке не было, и в семь часов утра я подъезжал к Винтону. Фестиваль был в самом разгаре. Поселившись в палаточном городке для гостей, я окунулся в праздничную атмосферу, царящую в городе.

Винтон. Фестиваль 

 

Винтон. Фестиваль 

 

  Четвертое испытательное велопутешествие длиной 2750 километров и протяженностью 20 рабочих дней на титановом велосипеде завершено. Оно проходило в непростых условиях. Большую часть пути пришлось ехать по горно-холмистой местности. При этом мой дневной пробег доходил до 190 километров. Продолжительность рабочего дня в зависимости от обстоятельств колебалась от 5 до 12 часов (брутто). Даже после двенадцатичасового рабочего дня я не чувствовал себя сильно измотанным и вполне мог продолжать крутить педали. В эргономическом плане каких-то особых претензий к конструкции велосипеда у меня нет. Да, конечно, груженый велосипед весит все равно много и человеческой мощности явно маловато для столь большого веса, особенно на подъемах, но это уже другой вопрос. Один из возможных путей облегчения этой проблемы – путешествие с машиной сопровождения, которая перевозит основной груз и обеспечивает быт велопутешественника. 
  Конструкция моего велосипеда позволяет быстро превратить его в лежак для отдыха, но мне это нигде не пригодилось, так как не было особой в том нужды. Также и штатную крышу от солнца я не устанавливал, поскольку обошелся большим защитным козырьком, прикрепленным к шлему и полностью закрывавшим лицо, так что солнце мне не досаждало, и я не обгорел, хотя совсем не мазался защитным кремом. 
  Мои четыре испытательные велопутешествия, во время которых я проехал восемь с половиной тысяч километров по дорогам Австралии, убедили меня в том, что создание более подходящего велосипеда для шоссейных велопутешествий, чем те, которые используются сейчас – задача, имеющая право на постановку, и в том, что дело это не безнадежное в реализации.

 Тренировка в Дубне

 

 

 

 

 

 

 

Поделиться в Facebook
Поделиться в Twitter
Please reload