По Австралии на самодельном велосипеде (Cycling in Australia). (2007 г.)

Улуру. Uluru 

 

  Карта путешествия

 

  Две тысячи семьсот пятьдесят километров надо проехать по автодорогам Австралии от столицы Канберры до удивительного природного образования в центре континента – скалы Улуру (Uluru – Ayers Rock). Подходящая дистанция и интересный маршрут для хорошего велосипедного супермарафона! Где, как не здесь, лучше всего провести испытания самодельного велосипеда, специально сконструированного мной для длительных путешествий. И вот это велопутешествие, совмещенное с велоиспытанием, состоялось. 
  Первое августа 2007 года. Рейсом 991 тайских авиалиний я вылетаю из Москвы в Бангкок. В отличие от прошлого года в этот раз я везу велосипед с собой как багаж, хотя весит комплект тридцать килограммов. Посмотрим, что из этого выйдет. В Бангкоке пересаживаюсь на Сиднейский рейс той же тайской авиакомпании. Покупая билет, интересовался, успеют ли в Бангкоке перегрузить мой велосипед, ведь между рейсами всего-то час. Ответили, что успеют. 
  Вечером третьего августа я прибыл в Сидней. Велосипед прилетел вместе со мной. Удивительно, что таможня даже не заставила его распаковывать, чтобы проверить есть ли на нем грязь. На следующий день после обеда я доехал до Канберры – месту, откуда должен начаться мой велопробег. 
  Подготовка велосипеда и экспедиционного багажа заняла два дня. При перевозке велосипед сильно не пострадал. Кое-что погнулось, но поломок не было. Шестого августа велосипед стоял около резиденции Александра Викторовича Блохина готовый к работе.

  Перед стартом в Канберре

 

  Седьмого августа в семь часов утра, когда только начало рассветать, я выезжаю из района Рэд Хилл в сторону Barton HWY, дороги, которая выведет меня на автостраду Hume, соединяющую Сидней и Мельбурн. Канберра стоит в стороне от этой магистрали. Ехать мне по городу предстоит километров двенадцать. Мокрый туман, холодно. В Канберре сейчас еще зима. Все мои теплые вещи на мне. Даже шарф. Очки непрерывно покрываются мелкими капельками воды и становятся матовыми. Велосипед загружен подзавязку, и даже на небольших подъемах приходится налегать на педали. 
  Пока выбирался из города, автотранспорта на улицах заметно прибавилось. Еду по выделенной полосе – shoulder. Ее ширина в городе больше метра, и движущиеся машины на нее не заезжают. Верный признак того, что дорожная полиция свои функции выполняет. Хотя полицейских нигде не видно. Тоже понятно, раз система работает, то полицейских много не нужно. Движение на австралийских дорогах левостороннее и мне, привыкшему к правостороннему движению, приходится проявлять повышенное внимание и не забываться, особенно на перекрестках. Дорожное покрытие – гудронированная мелкая щебенка. Нет ни ям, ни трещин. Кстати говоря, таковы почти все виденные мной австралийские дороги с твердым покрытием. 
  Еду не спеша, вкатываюсь, привыкаю к своему новому состоянию. Через час после старта выезжаю за пределы города. Проезжаю еще два десятка километров, и спускает заднее колесо. С почином тебя, Сергей Геннадьевич! Некоторой компенсацией мне за прокол служит то, что как раз в этом месте справа к шоссе подходит фермерская грунтовая дорога и на углу стоит крытая будка с цементным полом и лавкой. Располагаюсь в будке. Проносящиеся мимо машины здесь мне не мешают заниматься ремонтом. 
  До половины одиннадцатого еду в холодном тумане против сильного ветра. Непрерывно протираю стекла очков. Дорога - сплошь подъемы и спуски. На особо крутых участках приходится идти пешком и толкать тяжелый велосипед. С каждым пройденным километром мой привычный мир, привычный жизненный уклад покидают меня и отодвигаются в прошлое. Погружаюсь в совершенно новую для меня жизнь велопутешественника. Надо быстро разобраться что к чему, все разложить по своим местам, по-возможности, получать удовольствие от путешествия и, конечно, максимально хорошо выполнить поставленные задачи. 
  К двум часам я оказываюсь в районе городка Yass и решаю, что для первого дня достаточно впечатлений и информации, чтобы спокойно все осмыслить. Останавливаюсь в Hi Way Motor Inn. Мой велосипед может быть легко трансформирован в шезлонг, в котором можно при необходимости спать, и у меня, на всякий случай, есть с собой спальник. Но, я с самого начала решил отказаться от палаточных ночевок. Это, конечно, ограничивает мою свободу передвижения, фиксируя границы этапов населенными пунктами, где есть мотели или караван-парки. Но, с другой стороны, мне не нужно везти с собой бивуачное снаряжение и тратить время на устройство ночных стоянок на природе. Кроме того, для восстановления сил в многодневном путешествии каждодневный бытовой комфорт играет не последнюю роль. 
  После душа и ужина я почувствовал себя в норме. Не болели ни мышцы, ни суставы, хотя дорога не была легкой. 
  Делаю полную ревизию груза и исключаю килограммов семь запчастей, продуктов и прочих вещей. Это то, без чего я вполне могу обойтись. И, как потом оказалось, эту операцию мне придется повторить еще пару раз, пока, наконец, я не найду оптимум снаряжения и припасов, необходимый и достаточный для длительного путешествия по Австралии на моем велосипеде. 
  На следущий день выезжаю на шоссе Hume и еду до городка Гундагай (Gundagai).

Хьюм HWY. Hume HWY 

 

  Ферма около Хьюм Хайвея

 

  Рано утром холодно, и без перчаток ехать невозможно. Самые обычные хозяйственные хэбэшные перчатки меня полностью устраивают. Утром в них не холодно, а днем – не жарко. Руки в них не потеют и не скользят на руле. При необходимости такие перчатки удобны при всяких ремонтных работах. И не жалко выбросить, когда они приходят в негодность. У меня вообще нет никакой специальной велосипедной амуниции. Только шлем и тяжелые велосипедные кроссовки. Все что на мне надето – это тепло, удобно при длительной езде, защищает днем от солнечных лучей и дешево. За всю дорогу я не испытывал никаких проблем от моего невелосипедного прикида. 
  Прогноз погоды на предстоящую неделю благоприятный. Это радует. Но Хьюм хайвэй проходит по горной части юго-восточной Австралии и дорога состоит из непрерывных подъемов и спусков. Приходится часто слезать с велосипеда и толкать его вверх. Комбинация звезд в системе и трещетке позволяет выкручивать и на крутых подъемах, но я быстро обнаружил, что толкать тяжелый велосипед там все же экономичнее, чем крутить педали и ехать с черепашьей скоростью.

На полпути в Гундагай

 

  В три часа я был в Гундагае. Прямо перед мотелем в очередной раз спускает колесо. Так и качу велосипед до своего номера со спущенным колесом. Там быстро меняю камеру. 
  В Гундагае я покидаю Hume HWY и беру курс на запад, на Аделаиду. Участок дороги до городка Junee весьма холмистый. Как и в первые два дня много ходьбы на крутых склонах. Кроме того, все время дул сильный встречный ветер. В Джуни приехал в двенадцать часов и решил здесь остановиться. До следующего городка Narrandera еще сотня километров. В шесть часов вечера становится темно, а я пока не вполне освоился в этой новой для меня жизни велопутешественника по Австралии.

По дороге в Джуни

 

 В Джуни. Junee

  

  Десятое августа. Городок Наррандера. Ровно четырнадцать часов. Сегодня пройдено 105 километров против сильного встречного ветра. Из метеопрогноза я знаю, что над всей юго-восточной частью Австралии дуют устойчивые западные ветры. Так что мне придется ехать против ветра еще долго. Хорошо, что я выехал из гор на равнину, толкать велосипед пришлось только раз семь-восемь. 

  Стурт HWY. Sturt HWY

 

  Здесь преимущественно скотоводческие районы, так что с обоих сторон дороги из-за проволочных ограждений на меня постоянно смотрят овцы или крупный рогатый скот. Часто попадаются кенгуру, в том числе и убитые машинами на дороге. Полно попугаев. 

  Сбитое машиной кенгуру

 

  Сижу в мотеле Camellia и смотрю трансляцию матча Надаль – Мэтью из Монреаля. Оба показывают потрясающую игру! 
  Наррандера - городок симпатичный, как и все австралийские города. 
  На следующий день стартую в начале седьмого. Суббота. Прямая дорога на городок Hay перекрыта на самом выезде из Наррандеры. Ремонт. Машина с рабочими притормаживает около меня, и шофер объясняет мне, где находится объезд. Это дополнительно шесть километров. Хорошо хоть эта объездная дорога с твердым покрытием. 
  Утром холодно, но к десяти часам солнце уже начинает припекать мне правую сторону лица. Натираю ее кремом от загара. Дорога на первый взгляд горизонтальная, но ноги говорят, что в действительности это длинные, пологие подъемы и спуски. Встречный ветер сильнее чем вчера. Приходится упираться всерьез, но все равно быстро ехать не удается. Не желая рисковать, сворачиваю с трассы и останавливаюсь на ночевку в крошечном городке Дарлингтоне. Население – менее тысячи человек. Бассейн, спортивная площадка для детей с горками для роллеров. 
  Тут мой австралийский оператор Optus не работает и Джек, менеджер отеля дает мне свой мобильник с Telstra, чтобы я мог позвонить домой. Обстановка в баре провинциальная и домашняя. Австралийская глубинка. Посторонних людей нет. Похоже, что сегодня я единственный постоялец. Остальная публика в небольшом зале – местные. Человек пятнадцать. Пьют пиво, смотрят скачки, что-то не спеша обсуждают. Без криков и мордобоя. Бар этого отельчика – центр общественной жизни городка. Несколько столов в зале, кстати говоря, весьма оригинальные. Широкие круглые столешницы, установленные на обычные пивные бочки. 
  Моник, жена Джека, приготовила мне куриный шницель с двумя вареными картофелинами, морковью, горохом, цветной капустой, фасолью под грибным соусом. Моник – голландка. Как ее занесло в эту глухомань, ума не приложу. Седьмой час вечера. Неспеша ем свой обед-ужин и тоже посматриваю на телевизоры. Монотонно-энергичный голос диктора на одной ноте ведет репортаж. Точно как в фильме «Афера». На четырех экранах – идет информация о лошадях и результатах заездов. 
  На следующий день еду до городка Hay. Дистанция - сто восемнадцать километров. Правда, опять против сильного встречного ветра. Удивительно долго передо мной бежал кенгугу, зигзагами пересекая дорогу. За сорок километров до города опять спустило заднее колесо. И опять везенье. Колесо спустило всего за полста метров до небольшой автостоянки. Хоть не на трассе раскладываться. Не нравятся мне мои покрышки. Очень уж тонкие, да и заметно подносились, особенно на заднем колесе. Надо поменять. 
  Городок Нау расположен на берегу реки Murrumbidgee, крупном притоке Марри-ривер. Въехав в город, останавливаюсь в первом же мотеле прямо на трассе, который оказался на моем пути.

Стурт HWY

 

Река Murrumbidgee 

 

Город Hay. Hay 

 

  Утром обхожу магазины, где есть что-то к велосипедам. Городок Hay небольшой, выбор в магазинах, соответственно, тоже, и того, что мне надо нет. Хозяин мотеля – Маркус, достает телефонную книгу, обзванивает округу и за сто пятьдесят километров, в городке Гриффит, находит подходящие шины. Расплачиваюсь по телефону картой и через четыре часа мне вручают покупку. 
  Вечером сижу в пустом зале небольшого ресторана при мотеле. Кроме меня здесь еще один чернокожий мужчина с маленьким мальчиком. Негромко поет Синатра. Полумрак. Уютно. Приятный, спокойный вечер. Мне подают очень хорошо приготовленную котлету по-киевски и большую чашку черного кофе. За окном темно, хотя еще только начало седьмого. А на другом конце земного шара в Велдховене Надя с Андреем и Многосилом в это время собираются в поездку в Люксембург. 
  Четырнадцатое августа. Вторник. Стартовал без четверти семь. До следующего города Balranald сто тридцать один километр. Сто километров проезжаю без остановок. Просто ради интереса. В двенадцать тридцать пять я уже на въезде в город. Неплохой результат.

 Стурт HWY. Sturt HWY

 

  Переезжаю через Murrumbidgee и останавливаюсь в Стурт мотеле. Ресепшен закрыт, но, убирающая номера Дайанн, разбитная, заметно выпившая и очень разговорчивая пятидесятилетняя леди, открывает мне одну из свободных комнат. Далее – обычный ритуал: душ, стирка, магазин, еда, осмотр велосипеда и прочие житейские дела. Поскольку встаю рано, часа в четыре, то рано и ложусь спать. 
  Пятнадцатое августа. Следующая моя ночевка в городе Mildura. Дистанция - сто шестьдесят два километра. Сегодня я покидаю Новый Южный Уэльс и въезжаю в штат Виктория, в его северную окраину. Дорога - очень пологие подъемы и спуски. Встречный ветерок, правда не сильный

Murray river. Около Mildura

 

  Стурт HWY. Цитрусовые сады

 

  В половине четвертого я добрался до Милдьюры. Местность вокруг города - виноградно-цитрусовый рай. Сразу за мостом через реку Марри на пересечении Седьмой улицы и Стурт хайвея стоит мотель «Вид на Марри». Там и остановился.

  Mildura. Мотель «Вид на Марри»

 

  Милдьюра - большой город. Многолюдный центр и много магазинов. Довольно приличный веломагазин. Погода испортилась, с запада пришли тучи и я был вынужден четверг и пятницу отсиживаться в Милдьюре. Хорошо, что я еду не вблизи побережья. Там дожди льют почти постоянно. 
  Для велопутешественника – надежный прогноз погоды по трассе путешествия – дело архиважное. Я уделял большое внимание сбору и анализу информации о предстоящей на несколько дней вперед погоде. 
  Восемнадцатого августа в половине седьмого трогаюсь в путь. Долго еду через пустынный город. Сегодняшняя дистанция 140 километров. Привычный встречный ветер. Стурт хайвей – это обычное шоссе, имеющее по одной неширокой полосе в каждом направлении. Автомобильное движение не интенсивное, проблем для велопутешественника машины, как правило, не создают. Только необходимо строго держаться Shoulder – отгороженного сплошной линией края дорожного покрытия. Обычно, ширины этого края велосипедисту вполне достаточно. Однако есть участки хайвея, где эта полоса весьма узкая или ее практически нет. Вот тут надо быть очень внимательным и аккуратным и ехать как можно ближе к краю. Попутные автомобили в большинстве своем стараются отодвинуться от велосипедиста, но бывает, что некоторые проходят почти вплотную. Особенно неприятно, если это автопоезда. Воздушные вихри, которые они поднимают, могут швырнуть велосипедиста куда угодно, в том числе и под колеса следующего за автопоездом автомобиля. Машины в Австралии могут двигаться, подчас, вплотную друг за другом, причем, без всякой на то нужды. Это меня всегда удивляло. Едет плотная связка из пары–тройки машин по совершенно пустой дороге. Зачем прилипли друг к дружке? Такие машины особенно опасны. Если первый водитель видит велосипедиста, то видят ли его следующие, идущие вплотную за ним - большой вопрос, тем более, если первая машина – грузовик или автопоезд. А скорость у всех большая! Местные мне рассказывали о несчастных случаях, произошедших с велосипедистами на дорогах и советовали быть как можно осторожнее и внимательнее. 
  В семидесяти километрах от Ренмарка догоняю первого, встреченного мной велопутешественника. Это Кеннет Гран, канадец, 65 лет от роду, миссионер, работает в Папуа-Новая Гвинея, едет из Сиднея в Дарвин. У него маунтин-байк, увешанный со всех сторон сумками – классика нынешнего велосипедного путешествия. Именно это абсурдное хозяйство на колесах сподвигло меня к тому, чтобы создать специальный велосипед для длительных путешествий. То, чего не делают велосипедные компании. Кеннет проезжает в день по 60 – 70 километров, не более. С Господом в душе и сердце. Он, правда, никуда не спешит. Это его образ жизни. Кеннет в полном восторге от моего велосипеда.

  Стурт HWY. С Кеннетом Граном

 

  Тепло простившись с Кеннетом Граном, быстро двигаюсь дальше. Переезжаю Марри-ривер и через несколько километров въезжаю в Ренмарк. Штат Южная Австралия. Население города – около четырех тысяч человек. А кажется, что город гораздо крупнее. Наверное, такое ощущение возникает потому, что города занимают большую площадь, так как австралийцы живут в односемейных домах. Это относится ко всем городам и городкам, в которых я побывал. Австралийцы с сочувствием относяться к тем, кто вынужден жить в многоквартирных домах.

Ренмарк. Renmark

 

  Девятнадцатое августа. Воскресенье. В шесть тридцать я уже на дороге. Рассвет только-только начинается. Холодно. Город как вымер. Сразу за городом следует крутой и длинный подъем. Быстро согреваюсь. Местность становиться холмистой, но нигде не пришлось велосипед толкать. До полудня проезжаю городок Waikerie.

Стурт HWY около Walkerie

 

  Река Марри

 

  В Вайкерии останавливаюсь полюбоваться долиной реки Марри. Преодолев некоторые сомнения, еду дальше до Blanchetown. Это совсем маленький городок, но он на 42 километра ближе к хребту Лофти, чем Вайкерия, который мне предстоит преодолевать завтра. Хайвей за Вайкерией весьма неважный и его очень длинный участок вообще без Shoulder. 
  Без четверти два я последний раз переезжаю через Марри-ривер в районе Бланштауна. Больше наши пути не пересекуться. Длинный мост через реку круто взбирается на высокий западный берег и мне пришлось немного попотеть, заезжая туда. Вдали на горизонте уже видна горная цепь. Хребет Лофти. Завтра буду его штурмовать. А пока я еду в караван-парк. Менеджер на ресепшен - Терри, узнав, что я из России, сообщает, что в школе он учил русский язык и лихорадочно пытается что-то вытащить из глубин своей памяти. Его первое русское слово, которое я с трудом понял, было «облако». Потом он выдал еще три – «пожалуйста», «Новосибирск» и «Байкал». На этом его словарный запас исчерпался, но он весь вечер проявлял ко мне живой интерес и пока я не отправился спать, мы еще какое-то время беседовали обо всем понемногу

Около Бланштауна. Blanchetown

 

  Уже пройдена тысяча километров. В том числе, за последние четыре дня проехал 550 километров. Средняя продолжительность-брутто рабочего дня – 8 часов. Я полностью освоился в новом для себя качестве велопутешественника по Австралии. Психологически и физически все «устаканилось». Радует, что еду легко, могу проезжать каждый день значительно больше, но пока в этом нет необходимости. Я и мой велосипед вызывают у народа живой интерес. Меня приветствуют и пешеходы и водители. Часто даже удивительно эмоционально и восторженно. Состояние велосипеда нормальное. Беспокоит только втулка заднего колеса. Похоже, что там неравномерно изнашивается стенка втулки. Каждый день стараюсь тщательно отрегулировать подшипники. Сожалею, что не поставил в Москве втулку на промподшипниках. И еще, на заднем колесе покрышка изнашивается заметно быстрее, чем на переднем - ведущем. Надо заменить покрышку при первой возможности. До Улуру она не дойдет.

  Вдали виден хребет Лофти

 

  Раннее утро следующего дня обжигает прохладой. Примерно пару часов ехал, коченея от холода, потом стало быстро теплеть.

Хребет Лофти

 

Вид на Стурт Хайвей с хребта Лофти 

 

  Граница между хребтом и равниной довольно резкая. Дорога сразу круто уходит на длинный подъем, который я не могу взять сходу. Приходится спешиваться и толкать велосипед. Это не очень симпатичное занятие, тем более, что идти приходится долго. Хребет оказался не широким, и через три часа я был уже на его западной стороне. Я даже не устал. А весь путь от Бланштауна до Гаулера занял шесть с половиной часов. Сегодня я пересек знаменитую винодельческую долину Баросса.

  Долина Баросса

 

  Жаль, что я на велосипеде и не могу зайти в какую-нибудь из местных виноделен. В центре Гаулера находится караван-парк, в котором я и разместился. Гаулер – симпатичный городок с сильным влиянием колониального стиля в архитектуре. В Гаулере покупаю пару новых покрышек.

Гаулер. Gawler

 

  Рано утром двадцать первого августа я покидаю Гаулер, пересекаю тридцать второе шоссе и беру курс на запад, на Two Wells. Мне надо выехать на шоссе А1 наиболее короткой дорогой. Второстепенная дорога, которую я выбрал для этого, оказалась вполне приличной и практически ничем не отличалась, скажем, от Sturt HWY. Через час я уже двигался на север по А1. Вблизи дороги около Дублина встретились забавные металлические скульптуры в защиту среды обитания.

Фривей А1 около Дублина 

 

Фривей А1 около Дублина 

 

Фривей А1 около Дублина 

 

  Между Port Wakefield и Snowtown мне пришлось пересечь еще один отрог горной системы Флиндерс. Был сильный встречный ветер, и я трижды толкал велосипед в гору. 
  Остановился на ночевку в Сноутауне.

Южная Австралия. Хайвей А1 

 

  Лохнесское чудовище в Южной Австралии

 

  Сонный городок. На улицах ни души. Заехал в караван-парк. Пусто. Никого. Нашел отель, где за 25 долларов получил комнату на втором этаже. Сегодня я здесь единственный постоялец. Отель столь ветхий, что я опасался, как бы пол подо мной не рухнул вниз. 
  Рано утром, когда еще не начало светать, я уже ехал дальше на север. Первые 80 километров были непростыми. Пришлось пересекать очередную гряду, двигаясь против сильного ветра. Поворот на Порт Пири я проехал до одиннадцати часов утра. На пути в Порт Аугуста преодолел еще одну гряду, правда, поменьше чем первая. Места здесь довольно живописные. Еду по долине между хребтом и морем. Пологие спуски и подъемы. Часто проходят автопоезда. Из-за встречных машин порой не слышно как сзади приближаются попутные грузовики. Надо быть все время начеку. Помахал рукой проходящему невдалеке товарному поезду и в ответ услышал приветственный гудок! К четырем часам я добрался до Порт Аугусты. Пересек по мосту залив Спенсера и остановился в Comfort Inn, совсем близко от моря.

Порт Аугуста. Port Augusta

 

  Двадцать третье августа я провожу в Порт Аугусте. Отсюда начинается наиболее сложная часть моего велопробега – на север по Стюарт хайвею. Здесь расстояние между мотелями достигает 250 километров. И перед этим я хочу сделать кое-какие дела. Утром Аарон – администратор гостиницы, везет меня и пожилую даму на двухчасовую прогулку по заливу Спенсера на своей прогулочной лодке.

Порт Аугуста. Лодка Аарона

 

  Прекрасная погода. Безмятежная водная гладь. Мы плывем вглубь залива. Через некоторое время к нам присоединяется стайка дельфинов. Дельфины кружаться вокруг лодки, плывут перед ее носом, заглядывая на нас. Аарон говорит, что дельфины хорошо знают его лодку и всегда устраивают вокруг нее свое дельфинье шоу, зарабатывая тем самым угощение. В глубине залива тишина и полный штиль. Правда, совсем не видно рыбы.

  Дельфин в заливе Спенсера

 

  Днем пополнил телефонный счет. Потом проверил велосипед. Еще раз перебрал втулку и плотно набил ее смазкой. Поменял покрышку. В середине дня было очень жарко. Тропики все ближе. 
  Следующий день – 24 августа, пятница.

  Начало Стюарт Хайвея. Порт Аугуста

 

  Стартую в половине шестого. Еще ночь. Еду с фарами. Стюарт хайвей начинается в трехстах метрах от гостиницы. Машин на шоссе пока что нет. Свет фар вполне достаточен для быстрой езды. Сегодня я должен проехать 172 километра до Пимбы. Местность полупустынная. Холмы, впадины, высохшие соляные озера. Воды нигде не видно.

Стюарт Хайвей. Stuart HWY

 

Lagoon Island

 

  Уже в десять часов становится жарко. Машин на дороге немного. По пути преодолеваю три значительных поднятия. На двух из них велосипед пришлось толкать. В четыре часа приезжаю в Пимбу. Тут есть мотель и я могу нормально отдохнуть. Недалеко от Пимбы находится город Woomera, но он стоит в стороне от Стюарт хайвея, и я оставляю его без внимания. Однако, в Пимбе нет магазина, так что я остаюсь без молока, которое является важной частью моего ежедневного рациона. И без хлеба, потому что в буфете его тоже нет. 
  Следующий мой этап до Глендамбо относительно короткий, всего 113 километров. Выехал в половине седьмого. Погода утром была идеальной для езды. Прохладно и легкий попутный ветерок. Правда, к половине десятого ветер стал встречным и весьма сильным. А ночная прохлада сменилась дневной жарой. Поэтому вторая половина дистанции давалась с трудом. 
  Места, которые я проезжал, представляли собой серию обширных возвышенностей, часто лишенных всякой растительности. Видел много сбитых машинами кенгуру. В Глендамбо приехал в 2 часа. Позже, чем хотел. Сильный встречный ветер даже для моего велосипеда является серьезным препятствием. 
  Под вечер в Глендамбо меня нашел Пол – велопутешественник с Тасмании. Я в каком-то месте проехал мимо него, когда он отдыхал в стороне от дороги. Он тогда меня заметил, а я его – нет. Необычный велосипед, который промчался мимо него, заинтересовал Пола. Он приехал в Глендамбо намного позднее меня, буквально перед тем, как начало темнеть. Пол долго восторгался моим творением и его возможностями.

Велопутешественник Пол в Глендамбо

 

 Остановка на Стюарт Хайвее

  

  Вечером я продумал мои дальнейшие действия. Впереди меня ожидали 990 километров и очень мало населенных пунктов. До следующего после Глендамбо города – Кубер Педи – 252 километра. Пройти такое расстояние за короткий световой день, в жару и против ветра, мягко говоря, трудновато. А мне необходимо появиться в мотеле как можно раньше, так как я не бронирую заранее себе комнату. В противном случае я мог бы остаться на улице. Дело в том, что австралийцы предпочитают ночью не ездить, чтобы не разбивать свои машины о кенгуру. И на ночь останавливаются в мотелях, предусмотрительно бронируя там себе место. Поразмыслив, я решил попробовать выехать в Кубер Педи не утром, а вечером. И ехать ночью. Этого я пока что еще не делал. То, что я неоднократно выезжал перед рассветом и ехал какое-то время при свете фар, позволяло расчитывать на успех. Кроме того, ночью нет жары, и, я надеялся, не будет встречного ветра. Я обратил внимание, что днем ветер дует из глубины материка в сторону моря, а ночью – наоборот. Если все будет нормально, то я смогу прибыть в Кубер Педи достаточно рано, чтобы не иметь проблем с жильем. В Глендамбо я, наконец, поставил на велосипеде крышу от солнца. 
  В восемь часов вечера двадцать шестого августа я покидаю Глендамбо. Уже темно. Фары обеспечивают мне хорошую видимость. Кенгуру время от времени перебегают дорогу впереди меня. Машин почти нет. Только редкие автопоезда нарушают тишину ночи. Небо ясное. «Открылась бездна, звезд полна, звездам числа нет, бездне дна». Включаю магнитофон и под «Песни нашего века» бодро кручу педали. К полуночи вышла почти полная луна. Это просто фантастика, так путешествовать по Австралии! 
  Большую часть пути я шел с хорошей скоростью и к семи часам утра пересек двухсоткилометровую отметку. А дальше ситуация стала усложняться. Подул встречный ветер, который быстро набрал ураганную силу. Порывы ветра были такими, что даже идти с велосипедом стало очень трудно. Сдвинул время прибытия в Кубер Педи сначала на час, потом на два, а потом уже просто думал о том, как бы мне добраться туда хотя бы до темноты. К ветру прибавились солнце и жара. Двенадцатилитровый запас жидкостей заканчивался. Я как мог экономил последний литр. Время стремительно летело, а пройденный путь прибавлялся очень медленно. При этом, у меня не было претензий к велосипеду. Если бы не он, никаких шансов проехать за один раз такое расстояние у меня не было. Я подумал о Поле, который был где-то далеко позади меня. Каково приходится ему в таких условиях? Ведь с его скоростью, чтобы добраться до Кубер Педи необходимо целых три дня. 
  Только к четырем часам я доплелся до знаменитого указателя с машиной. Кубер Педи! Кожа у меня на лице была покрыта сплошным слоем соли. Ну и видок же был у меня в тот момент. Но я был рад. Добраться до Кубер Педи, по велосипедным понятиям, – это не слабо!

Кубер Педи. Coober Pedy

 

Кубер Педи. Coober Pedy

 

  Делаю фото на память и поворачиваю с шоссе в город. Хорошо, что городок маленький, и через несколько минут я уже стоял в ресепшен в Mud Hut Motel. Гарри, владелец мотеля, рассматривал меня в некоторой растерянности. Мое состояние и внешность делали меня похожим на бродягу, который только что пересек пустыню. Но, с другой стороны, откуда может быть у бродяги кредитная карта? После некоторых колебаний, он все же дал мне комнату, добавив при этом, что пускает меня только до утра. Первым делом – в душ. Зеркало подтвердило, что вид у меня еще тот! Впрочем, чему тут удивляться? Быть восемнадцать часов в пути, проехать и пройти двести пятьдесят километров в таких тяжелых условиях очень непросто. 
  После душа иду в супермаркет пополнить запасы. Вокруг много полупьяных аборигенов, которые выглядят и ведут себя как обыкновенные бичи. Правда, к белым они не пристают и не выглядят агрессивными. 
  Сегодня я завершил вторую тысячу километров с начала моего путешествия. Ветер немного испортил мои показатели, но, в то же время, я получил очень важный опыт. Сегодняшний переход был первым ночным переходом. И он оказался экстремальным по протяженности, трудности и продолжительности! Для испытательного велопробега это очень даже хорошо! Он дал мне очень много для понимания того, как ведет себя организм при таких нагрузках и в таких условиях, как правильно экипироваться и снабжаться в дорогу, как поддерживать силы в пути, что нужно доработать в конструкции велосипеда и многое другое. 
  Следующий после Кубер Педи маленький населенный пункт на моем пути – Марла. До нее 239 километров. За ночь я выспался и отдохнул. До вечера было еще много времени и я занялся делами. Сделал новую защитную повязку на лицо. Заново тщательно ревизовал багаж и кое-что отложил. Увеличил запас жидкостей. Вечером, перед отъездом, основательно ужинаю в ресторане и в 20 часов покидаю мотель. Гарри с женой вышли на улицу и тепло попрощались со мной. Через пять минут я уже бодро катил по ночному Стюарт хайвею на север. Всю ночь движение по трассе было почти нулевое. Рельеф оказался несложным и преобладал слабый попутный ветерок. Никаких ЧП. Через двенадцать с половиной часов я подъехал к Марле. Очень хороший показатель! Жара еще не наступила, и я чувствовал себя прекрасно. Вполне мог еще продолжать движение.

  Около Марлы. Marla

 

  Ресепшен в мотеле открывался только в девять часов. Я жду полчаса. Стайка бичеватых, подвыпивших аборигенш подошла ко мне и пыталась вступить в контакт. Но я нарочно говорил только по-русски и они, поняв, что тут ничего им не светит, отстали от меня. 
  Optus в Марле не работает и мне приходится звонить из автомата. Собственно говоря Марла – это не городок, а заправка на трассе. При ней есть магазин с относительно небольшим набором товаров, ресторанчик, в котором я, по-видимому, отравился, мотель, караван-парк, площадка для палаток и некоторое количество жилья чуть в стороне от заправки. В Марле я застрял на два дня. Пищевое отравление было налицо и я, не без основания, грешил на ресторан. 
  Ближайший населенный пункт после Марлы – Кулгера. До нее 180 километров. Кулгера – это уже Северные Территории. От Кулгеры до Эрлдунды, где берет свое начало дорога на Улуру, еще 74 километра. Стартую в 18 часов. Было еще светло, но уже не жарко. Дул небольшой южный ветерок. Через пару часов стало совершенно темно. До полуночи, времени, когда взойдет луна, еду в полной темноте. Около десяти часов проехал мимо одинокого хичхайкера. Он молча стоял на обочине, когда я пронесся мимо него. Я не смог даже толком его разглядеть, так быстро он промелькнул. Отметил только, что человек стоял лицом ко мне. Конечно, проку от меня для него не было никакого. Кто это был и что делал в ночное время на совершенно пустой дороге? Кстати говоря, никаких попутных машин до самого утра не было. Я мысленно посочувствовал этому туристу. Топать пешком до Кулгеры больше ста километров совершенно нереально. То ли дело мой велосипед. Вот тут я еще раз оценил достоинства моего велосипеда. Я не зависел ни от кого! Полная автономия и свобода! И даже двести пятьдесят километров расстояния между населенными пунктами для моего велосипеда не проблема. А ведь это еще только прототип! И при доведении конструкции велосипеда до ума, его нынешний потенциал можно увеличить. 
  На полпути в меня чуть было не врезался кенгуру. Он мчался по дороге прямо навстречу, на свет моих фар, и я едва от него увернулся. Вот это да! Оказывается, даже на моей относительно небольшой скорости ночью вполне можно столкнуться с кенгуру. В четыре часа ночи я проехал Кулгеру. Самочувствие было в порядке, до утра было еще далеко и я продолжил путь. В восемь часов утра, преодолев за ночь 254 километра, я подъехал к Эрлдунде.

  Эрлдунда. Erldunda

 

  После того, как я принял в мотеле душ и поел в кафе, я был опять в норме. Даже спать не хотелось. На выходе из кафе увидел снаряженный велосипед дальнобойщика. За всю дорогу это был четвертый случай подобной встречи. На этот раз велопутешественником оказался очень симпатичный и общительный студент-француз из Бретани, Танкред Josseaume. Его, также как и других велосипидистов, чрезвычайно заинтересовал мой велосипед

Эрлдунда. Танкред Josseaume

 

  Танкред ехал из Дарвина в Мельбурн. Он хотел, добравшись до Кубер Педи, повернуть на William Creek, и по грунтовой дороге через Marree выехать к северной части гор Флиндерс. Я, хорошо помня эту дорогу по своей прошлогодней поездке по Австралии, не советовал ему это делать. 
  Перед отъездом из Эрлдунды я еще раз внимательно осмотрел велосипед. Если не считать выработки во втулке заднего колеса все остальное было в порядке. Следует отметить, что крыша при езде совсем не мешает, даже при сильном, порывистом ветре. К этому последнему этапу велопробега уже была отработана оптимальная комплектация и компоновка груза. 
  В шесть часов вечера второго сентября я покидаю Эрлдунду и по шоссе Lasseter беру курс на запад, на Улуру. Дистанция - 244 километра до Yulara – туристического поселка, расположенного надалеко от Красной Скалы. Дорога проходит по холмистой местности.

У поворота к Улуру 

 

  Недостатка в подъемах и спусках я не испытываю. Но толкать велосипед нигде не приходится. По пути есть две заправки, где можно поесть, но я нигде не останавливаюсь, так как в моем случае в этом нет нужды. Опять ночь, опять тишина и я один еду в самом центре Австралии под этим сверкающим и завораживающим звездным небом! Какая-то нереальная реальность! 
  К тому времени, когда я проезжал на траверзе горы Коннер, луна поднялась высоко и освещенная лунным светом гора выглядела замечательно. 
  Рассвет я встретил совсем близко от Юлары. Уже не было никакой нужды спешить и последние километры я ехал как на прогулке, делая частые остановки, растягивая удовольствие от видов Улуру и скал Ольгас. Ну, вот наконец и Юлара. Испытательное велопутешествие по Австралии завершено.

Lasseter HWY и скалы The Olgas

 

 Улуру. Uluru

  

  На следующий день я совершаю круг почета по дороге вокруг Улуру. Забавно и примечательно, что высшая точка Килиманджаро, которую я посетил пять лет назад, называется почти также – Ухуру.

  В компании местных школьниц

 

  Итак, уникальный испытательный велопробег на самодельном велосипеде по маршруту Канберра – Улуру успешно завершен. Завершен в символическом месте и с хорошими результатами. В нынешнем году, помимо этого примечательного в истории российско-австралийских туристических контактов события, можно отметить еще двухсотлетие захода русского корабля «Нева» под командованием капитана Леонтия Гагемейстера в австралийский порт Джексон, место, где расположен нынешний Сидней. 
  За 19 этапов я проехал 2750 километров. Последние четыре этапа были весьма протяженными - 252, 239, 254 и 244 километра. Выбранный мной путь отличался разнообразием природных условий. Значительную часть пути пришлось двигаться против ветра разной силы. Более тысячи километров я ехал в ночное время. Все это позволило мне провести вполне качественное испытание моего велосипеда и убедиться в том, что он соответствует требованиям при длительных велопутешествиях. По просьбе моих друзей велосипед был оставлен на вечное хранение в Австралии. Пусть он теперь послужит велосипедным энтузиастам красного континента. 
  Мое непродолжительное путешествие было очень интересным для меня в плане знакомства с Австралией и австралийцами. Общительность и дружелюбие всех, с кем меня сводила дорога, всегда покоряла и психологически подпитывала меня. Я чрезвычайно благодарен этим людям. Перечислить их невозможно. Их были сотни. Повсеместно. Без их непременного и ободряющего “No worries!” мне было бы значительно труднее осуществить свои планы одному, в чужой стране и без хорошего знания английского языка. 
  Пройденный мной путь, на мой взгляд, по своим параметрам представляет собой великолепный маршрут для супермарафона по Австралии, как для спортсменов, так и для велопутешественников! В добрый путь, друзья! Пусть мои результаты послужат вам ориентирами.

Улуру. Uluru

 

 

 

 

 

 

 

 

Поделиться в Facebook
Поделиться в Twitter
Please reload